Светлое будущее / Ying hung boon sik / A Better Tomorrow (1986)

баннерная реклама в интернете

Полнометражный фильм.

Другие названия: «Суть героев» / «Настоящие цвета героя» / «Цвета героя» / «The Essence of Heroes» (варианты перевода названия), «Лучшее завтра» / «Право на жизнь» (вариант перевода международного англоязычного названия).

Гонконг.

Продолжительность 95 минут.

Режиссёр Джон Ву.

Авторы сценария Хин-Ка ан, Сук-Вах Люн, Джон Ву.

Композитор Джозеф Ку.

Оператор Вин-Хае Вон.

Жанр: фильм действия, криминальный фильм, драма, триллер

Сун Цэ-Хо (Ти Лун), вовлечённый в теневой бизнес по печатанию и сбыту фальшивых американских долларов, решает уйти из триады после очередной сделки, которая должна состояться на Тайване, однако чудом не погибает и в итоге — оказывается в тюрьме. Тем временем у его младшего брата Кита (Лесли Чун), выбравшего, напротив, стезю полицейского, не получается спасти отца (Тень Фэн) от рук убийцы, присланного, чтобы заставить узника молчать. А Марк Ли (Чоу Юньфат), лучший друг Суна, вознамерившийся отомстить, в ходе перестрелки получает серьёзные ранения и становится калекой. Выйдя на свободу, Сун хочет начать новую жизнь, но проклятое криминальное прошлое не позволит так просто наступить светлому будущему…

Также в ролях: Эмили Чу (Джеки), Уайз Ли (Шин), Шин Фуй-Онь (подручный Шина), Кеннет Цан (Кен), Джон Ву (инспектор Ву), Цуй Харк (экзаменатор на выступлении Джеки), Стивен Чоу (член тайваньской триады, без указания в титрах).

Светлое будущее / Ying hung boon sik / A Better Tomorrow (1986): кадр из фильма

Джону Ву не повезло так же, как, например, Вонгу Карваю, который после выхода первого (кстати, тоже криминального по тематике) фильма «Пока не высохнут слёзы» /1988/ заслужил репутацию самобытного художника и в дальнейшем – реализовывал сугубо авторские проекты. Уроженцу Гуанчжоу свыше десяти лет пришлось клепать коммерческие поделки разных жанров, хотя справедливости ради заметим, что в некоторых его ранних работах при большом желании усматриваются элементы того стиля, что впоследствии получит международное признание. Мало того, и триумф «Светлого будущего», не просто возглавившего местный кинопрокат (с результатом HKD34,7 млн. кассовых сборов), но побившего рекорд, установленный «Моими счастливыми звёздами» /1985/1, оказался приятной неожиданностью, поскольку ни тематика, ни актёрский ансамбль не давали поводов для радужных надежд. По иронии судьбы, удачнее всего карьера сложилась у Чоу Юньфата, притом что артисту досталась роль не одного из братьев, разведённых судьбой по разные стороны закона, а Марка Ли. Несмотря на крайне неприглядное положение, в какое попал товарищ Суна (ставший калекой и за три года опустившийся, довольствуясь жалкими подачками), именно его персонаж, мужественно погибающий в кульминационной перестрелке, превратился в объект для подражания в Гонконге, если не во всей Азии. Молодые люди принялись массово носить тёмные пыльники (лёгкие, свободно облегающие длинные пальто), спрос же на солнцезащитные очки подскочил так стремительно, что Ален Делон прислал коллеге письмо с благодарностью за резко возросший уровень продаж продукции под своим брендом. Собственно, и тот же Вонг в значительной степени воспользовался в дебютной постановке плодами успеха предшественника.

Это Вам может быть интересно  Съемки второго сезона “Ведьмака” продлятся до 2021 года

Светлое будущее / Ying hung boon sik / A Better Tomorrow (1986): кадр из фильма

Причина фурора кроется, уж конечно, не в фабуле, скомбинированной из сюжетов двух старых картин, «История вышедшего из тюрьмы» /1967/ Конга Лунга и «Полицейский, воротила, отчаянная молодёжь» /1979/ Хуа Шаня, причём последняя из названных лент сама являлась римейком индийского боевика «Стена» /1975/ Яша Чопры. Напротив, линии обоих братьев грешат если не откровенными натяжками, то во всяком случае – недостаточной психологической мотивацией поступков. Прежде всего замечание относится к первой половине повествования, где доминирует лирическая, чуть ли не сентиментальная интонация, лишь слегка скрашенная специфическим китайским юмором. Однако ближе к развязке публика волей-неволей подпадает под обаяние эстетики так называемого «героического кровопролития», если воспользоваться англоязычным термином («»), введённым в культурный оборот на излёте десятилетия Риком Бейкером, редактором журнала . Благодаря монтажу, использованию рапида, обилию выразительных деталей и крупных планов (реакции исполнителей важны не меньше, чем пиротехнические эффекты) Джон Ву создаёт незабываемое зрелище, мастерски воздействуя на эмоции зрителей – добиваясь живого отклика. И то забавное обстоятельство, что в нашей в стране фильм получил распространение под «коммунистическим» заголовком (авторы-то вряд ли закладывали параллель такого рода!), дополнительно усиливает безысходный пафос финала. Капиталистическое настоящее, эталоном коего поспешили торжественно провозгласить Гонконг и Тайвань, на поверку оказывается ловушкой, из которой не существует выхода. Якобы безграничные перспективы (особенно для тех, кто не стесняет себя рамками закона) вступают в непримиримое противоречие с традиционным для Востока социальным укладом, олицетворяемым тесными семейными узами. И исход напряжённой борьбы между долгом и чувством отнюдь не предсказуем.

.

Источник