Хранитель времени / Hugo (2011)

баннерная реклама в интернете

Полнометражный фильм (номинации на «Оскар» и «Золотой глобус»).

Другие названия: «Хьюго» / «Юго» / «Хранитель времени в 3D» (варианты перевода названия), «Изобретение Хьюго Кабре» / «The Invention of Hugo Cabret» (рабочее и рекламное название).

США.

Продолжительность 126 минут.

Режиссёр Мартин Скорсезе (премия «Золотой глобус» и номинация на «Оскар»).

Автор сценария Джон Клод (номинация на «Оскар») по книге Брайана Селзника.

Композитор Говард Шор (номинации на «Оскар», «Золотой глобус» и «Грэмми»).

Оператор Роберт Ричардсон (премия «Оскар»).

Также премии «Оскар» получили: Том Флейшман, Джон Миджли (сведение звука), Филипп Стоктон, Юджин Гирти (звуковой монтаж), Роберт Легато, Джосс Уильямс, Бен Гроссманн, Алекс Хеннинг (визуальные эффекты), Данте Ферретти, Франческа Ло Скьяво (художники-постановщики).

Также на премию «Оскар» номинировались: Тельма Шунмейкер (монтаж), Сэнди Пауэлл (художник по костюмам).

Жанр: приключенческий фильм, драма, семейный фильм, детектив

Оставшегося после гибели отца (Джуд Лоу) круглым сиротой Хьюго Кабре (Эйса Баттерфилд) приютил дядя-алкоголик Клод (Рэй Уинстон), который научил племянника своему ремеслу — поддерживать в работоспособном состоянии часы на парижском вокзале Монпарнас. Мальчик надеется починить автоматон, полагая, что механизм несёт важное послание от его папы. Месье Жорж (Бен Кингсли), владелец расположенной неподалёку лавки по продаже и починке игрушек, ловит Хьюго за попыткой украсть необходимые детали, и в наказание конфискует блокнот с чертежами… Что делать Кабре?

Также в ролях: Саша Барон Коэн (станционный инспектор Густав), Хлоя Грейс Морец (Изабель), Эмили Мортимер (Лизетта), Кристофер Ли (месье Либисс), Хелен МакКрори (мама Жанна), Майкл Сталберг (Рене Табар), Франсис де ла Тур (мадам Эмили), Ричард Гриффитс (месте Фрик), Кевин Элдон (полицейский), Гулливер МакГрат (юный Табар), Эдмунд Кингсли (техник за камерой), Бен Эддис (Сальвадор Дали), Роберт Гилл (Джеймс Джойс), Франческа Скорсезе (девочка в кафе), в эпизодах Мартин Скорсезе (фотограф, без указания в титрах), Брайан Селзник (гость на вечеринке, без указания в титрах), Майкл Питт (киномеханик, без указания в титрах).

Хранитель времени / Hugo (2011): кадр из фильма

Лишний раз убеждаешься в том, насколько наивно полагать, что, даже ознакомившись самым пристальным образом со всеми работами художника (в данном случае – выдающегося режиссёра), знаешь его творчество и эстетические пристрастия исчерпывающе. Как Ингмар Бергман однажды высказался про коллег, начинаешь замечать, что Феллини стал снимать феллиниевские фильмы, а Висконти – висконтиевские. Уж на что консервативным (в хорошем смысле) воспринимался Мартин Скорсезе, неизменно демонстрируя приверженность принципам отражения и критического осмысления разных сторон подлинной жизни, иными словами – всему тому, что относят к люмьеровской концепции кинематографа, блестящее теоретически обоснованной, в частности, Андреем Тарковским в эссе «Запечатлённое время»… Как вдруг, в преддверии юбилея, мэтр выносит на суд публики, возможно, самую страстную и впечатляющую оду во славу конкурирующего – мельесовского – понимания природы «важнейшего из искусств», получившего, начиная с середины 1970-х, больше сторонников и последователей, чем за все предшествовавшие десятилетия, вместе взятые. К их числу относится, например, Джеймс Кэмерон, во всеуслышание объявивший работу коллеги «шедевром» и лучшей на текущий момент картиной в 3D – превосходящей в том числе его собственные, включая прославленный «Аватар» /2009/! Восторги единомышленников и россыпь престижных призов послужили каким-никаким утешением для создателей ленты, всё-таки, признаем, не сумевших (общемировые кассовые сборы оцениваются в $185,8 млн. при бюджете $150-170 млн.) заинтересовать достаточное количество зрителей.

Это Вам может быть интересно  Шестое чувство / The Sixth Sense (1999)

Хранитель времени / Hugo (2011): кадр из фильма

Дело не только в решении мастера, взявшего за основу книгу Брайана Селзника (опубликованную в 2007-м и считаемую им – из-за обилия авторских иллюстраций – наполовину графическим романом), обратиться непосредственно к личности Мельеса, опираясь на общеизвестные, в принципе, факты его биографии. Особый символизм усматривается уже в том, что писатель1 приходится дальним родственником легендарному продюсеру Дэвиду О. Селзнику, а идею экранизации подсказала отцу юная Франческа Скорсезе. Режиссёр, последовательно разрушавший иллюзии отдельного человека (от таксиста Трэвиса до Тедди Дэниэлса на острове проклятых) и всего общества, раскрывается талантливым, увлечённым, разносторонним иллюзионистом. И ведь идёт гораздо дальше самого папы Жоржа, который, вернувшись из забвения стараниями давнего почитателя-киноведа, говорил о запечатлении на плёнку снов, видений, фантазии. Для Мартина кинематограф – даже больше, чем платоновский мир идей! Прокравшись вместе с Изабель на сеанс слэпстика «Безопасность прениже всего» /1923/, Хьюго и не подозревал, что вскоре – вынужденно ощутит себя Гарольдом Ллойдом, повиснув на огромных часовых стрелках. А рассказ о реакции публики на короткометражку «Прибытие поезда на вокзал Ла-Сьота» /1896/ возникнет в ночном кошмаре, прежде чем материализуется (с отсылкой к подлинному крушению, произошедшему на станции Монпарнас 22-го октября 1895-го) с пугающей неотвратимостью. Кроме того, искушённые зрители радостно отметят отсылки к великим фильмам Жана Ренуара и Жана Виго, ставшим неотъемлемой частью истории Франции, обнаружат среди прибывших пассажиров фигуры живописца Сальвадора Дали и писателя Джеймса Джойса, познакомятся с ранней историей синематографа – искусства движущихся картинок и грёз, сохранённых во времени. Не только рукописи (и, добавим, отснятые плёнки, с досады проданные пионером производителям обуви) не горят – мир вообще исполнен волшебства и пронизан любовью, которая не может не тронуть сердце и такого вредного, сурового и въедливого служаки, как станционный инспектор Густав. Диккенсовский гуманизм, заряжающий верой в то, что добро и настойчивость обязательно помогут побороть несправедливость и одолеть житейские невзгоды, производит исключительное впечатление, встречаясь с высокой «жюльверновской» идеей прогресса, олицетворяемого таинственным автоматоном. С идеей, замечательно усвоенной от родителя Хьюго – великим специалистом по починке нефункционирующих механизмов.

.

Источник