Молчание / Tystnaden (1963)

баннерная реклама в интернете

Полнометражный фильм.

Другие названия: «Молчание» / «The Silence» (международное англоязычное название), «Тимока» / «Timoka», «Город» / «The City», «Молчание Бога» / «God’s Silence» (рабочие названия).

Швеция.

Продолжительность 96 минут.

Режиссёр Ингмар Бергман.

Авторы сценария Ингмар Бергман.

Композитор Иван Ренлиден (без указания в титрах).

Оператор Свен Нюквист.

Жанр: драма

Эстер (Ингрид Тулин), путешествующей в купе вместе с сестрой Анной (Гуннель Линдблум) и её маленьким сыном Юханом (Йорген Линдстрём), становится плохо — и они вынужденно сходят с поезда в городе Тимока, сняв гостиничный номер. Ребёнок пытается хоть чем-то себя занять, с любопытством исследуя отель, где, в частности, замечает труппу артистов-карликов. А тем временем отношения между женщинами, и без того не казавшиеся хорошими, стремительно ухудшаются…

Молчание / Tystnaden (1963): кадр из фильма

Ингмар Бергман сам дал повод объединить этот фильм с драмами «Сквозь тусклое стекло» /1961/ и «Причастие» /1993/ в так называемую (условную, тематическую) трилогию веры, что, вообще говоря, не лишено резона, особенно с учётом того, что среди рабочих названий картины фигурировал вариант «Молчание Бога». И всё же кажется далеко не случайным, что позже режиссёр-сценарист отказался от озвученных ранее соображений. Если уж изыскивать переклички внутри творчества шведского мастера, прямо-таки напрашивается параллель с «Персоной» /1966/ – хотя бы по той очевидной причине, что актриса Элизабет добровольно отказалась от дара речи и строго блюла данный обет, как ни пыталась её разговорить медсестра Альма. Мало того, в одном из «внефабульных» кадров-врезок, являющихся своего рода фрагментами потока сознания, причём сознания скорее автора, нежели героини, возникнет образ ребёнка, сосредоточенно читающего «Героя нашего времени» Михаила Юрьевича Лермонтова1. Да и во многих других отношениях «Молчание» хочется связать не с предшествующими, а с последующими бергмановскими работами.

Молчание / Tystnaden (1963): кадр из фильма

Не думаю, что Ингмар гордился тем, что его детище проделало заметную брешь в сфере цензурных запретов – сначала в родной Швеции, затем в других западных странах. Обвинения в порнографическом характере некоторых сцен сегодня выглядят смехотворными, но… без ярко выраженной чувственности, без навязчивого (мучительного, а то и нескрываемо болезненного) эротизма почти наверняка не последовало бы внезапного коммерческого успеха. Помимо отличных показателей в национальном кинопрокате (1,5 млн. зрителей) поражает триумф в ФРГ, где отличающийся сложным киноязыком фильм стал лидером сезона 1964-го с результатом 11,5 млн. проданных билетов2. Сексуальное томление подчас накатывает и на Эстер, а Анна, став невольной очевидицей любовных утех незнакомых мужчины и женщины, улучивших момент во время театрального представления, так и вовсе окунается в пучину разврата, провоцируя безрассудным поведением острое недовольство сестры. Впрочем, даже ярые поборники морали навряд ли рискнут утверждать, будто стремлением кинематографиста было разжечь у аудитории похоть: кратковременные вспышки возбуждения на поверку видятся жалкими (при всём своём внешнем эпатаже) поползновениями вновь ощутить полноту жизни. Жалкими и безрезультатными.

Молчание / Tystnaden (1963): кадр из фильма

Бергман не скрывал источников вдохновения, прозрачно намекая, что хотел выстроить произведение по законам музыки или же сна наяву – называя «избыточными» эпизоды, содержащие пространные диалоги (в частности, разговор сестёр на повышенных тонах незадолго до расставания). Он преподал ценный урок того, как можно удерживать внимание зрителя, не раскрывая толком (намеренно не раскрывая!) характер отношений действующих лиц. Если в глобальном (религиозно-философском) смысле подразумевается молчание Бога, по каким-то причинам не желающего общаться с людьми, в том числе с истово верующими, то в повествовательном плане хочется рассуждать о «молчании» Автора, уводящего ключевые аспекты в подтекст, подстёгивающего работу воображения, внушающего пиетет к тайнам, хранимым реальностью. Внутренний драматизм, задаваемый с первых же кадров, когда состояние здоровья Эстер резко ухудшилось, постепенно нарастает, достигая кульминации в тот момент, когда исчезли последние сомнения, что жить ей осталось не так уж долго… И здесь самое досадное – «молчание» конкретных индивидов. Отсутствие коммуникации, любые попытки установить которую оборачиваются затяжным конфликтом, норовящим однажды прорваться наружу. Даже непосредственность Юхана, проявляющего естественную для ребёнка любознательность, без устали исследующего необъятное пространство, не становится залогом установления гармонии с окружающим миром, хотя тётя, переводчик по профессии, неспроста оставляет юному племяннику записку с перечнем незнакомых иноязычных слов.

Это Вам может быть интересно  Фокус-покус / Hocus Pocus (1993)

Молчание / Tystnaden (1963): кадр из фильма

Между прочим, это и вправду удачная, работающая строго на раскрытие основной идеи находка – показать местом действия вымышленное государство (судя по косвенным признакам, европейское), речь граждан которого для постоялиц отеля совершенно непонятна. Режиссёр уверял, что облик населённого пункта был навеян образом странного места, явленного в сновидении, и одновременно вобрал в себя впечатления, оставленные посещением разрушенного немецкого города вскоре после окончания Второй мировой войны. Но и если не знать о данном обстоятельстве, на сеансе сложно не отметить, что витающая в воздухе тревога, как минимум, отчасти обусловлена смутным предощущением грядущей войны. Юхан ещё из окна поезда видит вереницу переправляемых по железной дороге танков, а позже – наблюдает за тем, как одна из боевых машин медленно, грузно едет по мостовой. Закрадывается смутное подозрение: надвигается тот самый злополучный конфликт, что погрузит общество в хаос в «Стыде» /1968/. Ингмар не раз и не два подчёркивал в своих работах, как хрупко (обманчиво?) чувство безопасности, достигнутое человечеством после колоссальных потрясений, обрушившихся в первой половине столетия. Да многие ли задумываются над такими материями?! А ведь эта нечуткость к внешнему миру, выражающаяся в том числе в желании умолкнуть, по-обывательски замкнуться на собственных проблемах и переживаниях, грозит тотальным распадом – разрушением связей даже с ближними, оборачиваясь трагедией, что и произошло с покинутой Анной Эстер. Режиссёр искренне порадовался за ведущих актрис, выложившихся на съёмках эмоционально, заслуженно получивших международную известность, хотя и заметил, что чаще им предлагали роли, увы, не вполне соответствующие темпераменту.

.

Источник