Шестое чувство / The Sixth Sense (1999)

баннерная реклама в интернете

Полнометражный фильм (номинация на «Оскар»).

США.

Продолжительность 107 минут.

Режиссёр М. Найт Шьямалан (номинация на «Оскар»).

Автор сценария М. Найт Шьямалан (номинации на «Оскар» и «Золотой глобус»).

Композитор Джеймс Ньютон Ховард.

Оператор Так Фудзимото.

Также на «Оскар» номинировался Эндрю Мондшейн.

Жанр: драма, детектив, триллер

В жизни Малькольма Кроу (Брюс Уиллис), признанного детского психиатра из Филадельфии, произошла трагедия: один из бывших пациентов, Винсент Грей (Донни Уолберг), проник в его дом и устроил стрельбу, уверяя, что должен отомстить за причинённое зло. Спустя несколько месяцев, следующей осенью, Кроу берётся за дело Коула Сира (Хэйли Джоэл Осмент, номинации на «Оскар» и «Золотой глобус») — ребёнка, ведущего себя очень странно, уверяющего, что видит мертвецов. После длительного общения с девятилетним подопечным, своим поведением пугающим даже собственную маму Линн (Тони Коллетт, номинация на «Оскар»), доктор, казалось, приближается к разгадке его личности, но внезапно осознаёт, что…

Также в ролях: Оливия Хай Уильямс (Анна Кроу), Тревор Джон Морган (Томми Таммисимо), Питер Энтони Тамбакис (Даррен), Хейден Сонье (Мама Даррена), Джеффри Зубернис (Бобби), Брюс Норрис (Стенли Каннингем), Гленн Фитцджеральд (Шон), Грег Вуд (Мистер Коллинз), Миша Бартон (Кира Коллинз), Саманта Фитцпатрик (Сестра Киры), Анжелика Пейдж (Миссис Коллинз), Лиза Саммерур (Подружка невесты), М. Найт Шьямалан (доктор Хилл).

Шестое чувство / The Sixth Sense (1999): кадр из фильма

М. Найт Шьямалан, прежде поставивший две менее выразительные и почти никого не заинтересовавшие ленты, пожалуй, не уступит создателям картин «Открой глаза» /1997/ и «Бойцовский клуб» /1999/ в мастерстве выстраивания хитроумного сюжета, в свете финального откровения приобретающего радикально новый смысл. В «Шестом чувстве» сам жанр мистического триллера1 предполагает наличие множества предостерегающих деталей («отметин костлявой кумы») – традиция оказалась существенно обогащённой! К режиссёру-сценаристу, конечно, всё равно возникают отдельные, в том числе вполне резонные, вопросы. Что делал психиатр в течение нескольких месяцев, в промежутке между эпизодом с Винсентом и делом Коула? Если призраки не осознают, что мертвы, зачем им нужна помощь?.. Возможны и упрёки в логических неточностях – но уличить автора в значительном обмане или недосмотре зрители, массово отправлявшиеся на повторные сеансы, не смогли. Отчасти этим объясняли феноменальный коммерческий успех картины, собравшей (при бюджете $40 млн.) в международном прокате $672,8 млн. – занявшей второе место в сезоне. Напротив, система намёков (в целом родственная сотворённой Алехандро Аменабаром и Дэвидом Финчером) и тщательное отслеживание всех деталей на предмет возможного несоответствия развязке вызывает несомненное уважение.

Шестое чувство / The Sixth Sense (1999): кадр из фильма

Уважение, но не восхищение, которого по праву заслуживают иные старания кинематографиста, несмотря на досаду из-за отсутствия собственной прозорливости и неоправданного доверия к экранному действу, безоговорочному приятию ряда стереотипов (прежде всего – жанровых), к которым постановщик прибегнул с целью обнаружения опасностей, таящихся в процессе восприятия. Ведь Шьямалан также не ограничивается использованием сильного драматургического приёма ради него самого, на поверку – оказавшись в числе немногих даже в мировом кинематографе режиссёров, строго философски, без налёта сенсационности обращающихся к исследованию непознанного – всего, что априори выходит за рамки доступного опыту современного человека. Брюс Уиллис завораживающе воплощает образ истинного последователя основателя психоанализа, дотошно фиксирующего на диктофон разговоры с пациентом и свои, подчас нескрываемо скептические комментарии к очередному случаю из врачебной практики. Последователя если не в отстаивании гипотезы о либидо и иных положений фрейдизма, то точно – в общенаучных предпосылках школы, базировавшейся на идеях позитивизма. Только это вступает в явное противоречие с самой природой мистического триллера.

Это Вам может быть интересно  Мотылёк / Papillon (1973)

Шестое чувство / The Sixth Sense (1999): кадр из фильма

Неизвестно, чем является «шестое чувство» (в дополнение к пяти привычным) для Коула: проклятием либо, напротив, уникальным свидетельством о предначертании свыше. «Не каждый дар благо», – гласит рекламный слоган. Оно2 приносит страдания и в то же время – позволяет преодолеть сложности мира сего. Вид терзающихся, не обрётших на том свете успокоения (в силу трагически оборвавшихся жизненных линий) душ, конечно, не может не травмировать хрупкую психику ребёнка – однако автор отвергает привычную постановку проблемы. Устами доктора Кроу он задаёт Сиру вопрос («Что же призраки хотят сказать тебе?»), который, по меткому замечанию Роджера Эберта, «редко ставят в историях о привидениях, где герои обычно настолько эгоцентричны, что думают: духи появились, просто чтобы доставить им неприятности, потому их и можно наблюдать». А Линн Сир, ещё сравнительно молодая, одинокая, с головой погружённая в заботы мать Коула, измученная подозрениями относительно того, что творится с сыном, в итоге достигает состояния безмятежности и просветления… Неудивительно, что фильм оставляет (даже после того, как исчезает потрясение вследствие финальной метаморфозы) со смутной догадкой о том, что люди лишь начинают постигать диалектическую сущность того, что именуют «потусторонним».

Шестое чувство / The Sixth Sense (1999): кадр из фильма

Возможно, здесь сказалось то обстоятельство, что М. Найт Шьямалан родился (в 1970-м году) в городе Пондичерри, Индия, однако вырос – в престижном пригороде Филадельфии, районе Пенн Вэлли. Он, в принципе, не скрывает оказанного на него влияния кардинально разных культур, не без иронии представая в облачении доктора-индуса. Сугубо западная постановка вопроса дополнена элементами восточного (необязательно индуистского, буддистского, джайнистского и т. д.) миросозерцания, иначе относящегося к восприятию трансцендентного, в том числе отделённого естественной границей – смертью. Не случайно кажется проникнутой невыразимой болью сама атмосфера Филадельфии, являвшейся, как сообщается на уроке истории в школе, столицей Америки сразу после объявления о её независимости, оставив кровавый след, на протяжении веков преданный забвению, однако – продолжающий оказывать на людей пусть косвенное и незримое, но пагубное влияние.

.

.