Перед дождём / Pred dozhdot (1994)

баннерная реклама в интернете

Полнометражный фильм (специальный «Давид ди Донателло», номинация на «Оскар», «Бронзовый леопард» МКФ в Локарно, «Золотой лев», приз зрительских симпатий, награды «СинемАввенире», ФИПРЕССИ Венецианского МКФ).

Другие названия: «Перед дождём» / «Before the Rain» (международное англоязычное название).

Северная Македония, Франция, Великобритания.

Продолжительность 113 минут.

Режиссёр Милчо Манчевски (приз зрительских симпатий, награда католических киноклубов, награды ФИПРЕССИ, компании «Кодак», «», ЮНЕСКО, почетное упоминание OCIC).

Автор сценария Милчо Манчевски.

Музыка группы «Анастасия» (Златко Ориджански, Зоран Спасовски, Горан Трайковски, Драган Даутовски).

Оператор Мануэль Теран.

Жанр: драма, мелодрама, военный фильм

Фильм состоит из трёх новелл. В «Словах» () молодой монах Кирилл (Грегуар Колен), давший обет молчания, однажды обнаруживает в своей келье прячущуюся девушку-албанку по имени Замира (Лабина Митевская). Вскоре выясняется, что её разыскивает толпа македонцев, чтобы отомстить за убийство сородича-пастуха… В «Лицах» () Александр (Раде Шербеджия, награда Пасинетти Венецианского МКФ), получивший Пулитцеровскую премию за фоторепортажи из «горячих точек», сообщает возлюбленной Анне (Катрин Картлидж), что намеревается вернуться из Лондона на малую родину, охваченную гражданской войной, но и благополучная столица Великобритании не защищена от вспышек насилия… Наконец, в «Фотографиях» () ныне всемирно известный фотограф возвращается домой, где не был шестнадцать лет. Как теперь протекает жизнь в некогда мирном селении?

Также в ролях: Петар Мирчевский (Здраве), Джей Вийерс (Ник), Борис Делчевски (Петре), Деян Велков (Мате), Кирилл Ристоски (святой отец Дамьян), Младен Крстевски (Трифун), Джемаил Максут (Кузман), Филлида Лоу (мать).

Перед дождём / Pred dozhdot (1994): кадр из фильма

Трудно поверить, что уникальная во многих отношениях картина стала у Милчо Манчевски первой полнометражной постановкой. Родившийся в городе Скопье, он получил образование в университете Южного Иллинойса и долгое время жил в Нью-Йорке. Снимал музыкальные видеоклипы, удостоившись нескольких наград MTV, работал художником. Подобно тому, как «Криминальное чтиво» /1994/ снискало триумф на Каннском МКФ, драма «Перед дождём» произвела сенсацию на другом престижном международном кинофестивале – в Венеции. Об этом красноречиво свидетельствует внушительный урожай наград, начиная с «Золотого льва»1 (поровну с детищем Цай Минляна «Да здравствует любовь!» /1994/), притом что в конкурсе участвовало много достойных кинопроизведений: от «Небесных созданий» /1994/ Питера Джексона до стоуновского шедевра «Прирождённые убийцы» /1994/. По прошествии времени можно уверенно констатировать, что ажиотаж не был вызван привходящими обстоятельствами (например, политической злобой дня). Фильм оказался у истоков направления поисков в области сюжетосложения (и киноязыка в целом), одарившего в ближайшее десятилетие ценнейшими эстетическими открытиями. Заслуг режиссёра-дебютанта не умаляет и то, что его следующие ленты соизмеримого резонанса всё-таки не вызывали.

Перед дождём / Pred dozhdot (1994): кадр из фильма

Македония, объявив о выходе из состава СФРЮ, избежала, к счастью, ужасов полномасштабного (как на территории Боснии) гражданского противостояния, однако кинематографист помнит и напоминает зрителю, что напряжённость в отношениях между этническими «мусульманами» и христианами грозит буквально в любой момент перерасти в глобальный конфликт. Что удерживает население от массовой резни? Вряд ли присутствие миротворческого контингента ООН, не препятствующего сторонам заниматься обороной своих населённых пунктов с оружием в руках. Воспетые при социализме идеалы дружбы народов попраны, взаимные претензии нарастают, а пролитая (даже по чистой случайности) кровь – вопиет об отмщении. Доктор справедливо замечает в разговоре с Александром, что война подобна вирусу и что поводы для вражды завсегда найдутся. Между прочим, альтер эго автора – именно вернувшийся с чужбины фоторепортёр2, попытавшийся воззвать в критической обстановке к разуму соотечественников. Он, не колеблясь, отступается от позиции беспристрастного наблюдателя, и решение вмешаться в естественное (на самом деле – противоестественное) течение событий можно приравнять к героическому поступку, за который приходится заплатить жизнью. В данном отношении фильм приобрёл, как ни печально, пророческие черты в начале следующего столетия, когда конфликт между македонцами и албанскими сепаратистскими группировками перешёл в острую фазу. Вместе с тем Манчевски предостерегает и Запад от заблуждения, что творящееся безобразие присуще лишь «варварским» окраинам Европы. В новелле «Лица» шутка Вика об Ольстере и о том, что разного рода смутьяны, попадая в Лондон, становятся цивилизованными, звучит вовсе не смешно в свете учинённой в ресторане бойни.

Это Вам может быть интересно  Красное уведомление / Red Notice (2021)

Перед дождём / Pred dozhdot (1994): кадр из фильма

В отличие от упомянутого выше «Криминального чтива», где действие уподоблено комиксам или нескончаемым дешёвым гангстерским рассказам, перетасованным в произвольном порядке, Манчевски создаёт иллюзию того, что персонаж, кажущийся умершим, в данный момент ещё жив. Сам режиссёр-сценарист говорил в интервью, что мнимые временные парадоксы («моменты, когда происходят вещи, которых быть не должно») являются способом показать, что мы не пребываем в ловушке истории, что иногда – приходит спасение. Неслучайно же пожилой священник произносит фразу «Время никогда не умирает, круг не замыкается», а ещё это смелое утверждение красуется на кирпичной стене одного из домов в британской столице. Таким оригинальным способом Милчо, словно от лица судьбы восстанавливая справедливость, замыкает коловращение бытия, подводя к мысли о строгой обусловленности всех событий и явлений на свете, о жёсткой, даже если не всегда осознаваемой людьми, зависимости следствий от причин. Строго говоря, показанные в разных новеллах события нельзя, избежав внутреннего противоречия, выстроить в единую последовательность. В «Словах» Кирилл, оставив службу Богу, обещает Замире отвезти её в Лондон к дяде – известному фотографу. В «Лицах» Александр отдаёт Анне (до отлёта!) проявленные фотоснимки с убитой девушкой. А в «Фотографиях» он, наоборот, гибнет до того, как юная албанка, спасаясь, прибегает в монастырь. Вот только при любом раскладе трагическая развязка – неизбежна.

Перед дождём / Pred dozhdot (1994): кадр из фильма

Несмотря на то, что источником вдохновения Манчевски называл блестящий фильм Александра Петровича «Папоротник и огонь» /1965/ («Три», если название перевести дословно), по драматургической структуре «Перед дождём» – не триптих, равно как и не искусственно усложнённый условно новеллистический фильм. Это нечто противоположное триптиху. Триптих, сведённый воедино. В сравнении с последователями македонский кинематографист не ограничивается воспроизведением реальности в двух плоскостях: конкретного персонажа, чьи представления неизбежно оказываются неверными, химерическими, и до поры незаметной авторской. Возможно, здесь было бы уместно вспомнить знаменитую метафору Хосе Ортеги-и-Гассета, указывавшего на неотвратимость конфликта интерпретаций при изложении событий разными очевидцами. Однако принципиальным достижением Милчо оказывается не обращение к данному принципу как таковое, тем более что схожего эффекта потрясающе добивались такие классики, как Орсон Уэллс (тайна личности «гражданина Кейна» осталась непостижимой для репортёра, опрашивавшего его родственников и друзей) и Акира Куросава, в «Расёмоне» /1950/. Македонца, хочется сказать, не устраивает позиция, помещающая фигуру создателя ленты на одну плоскость с персонажами (даже если не приравнивающая к кому-либо конкретному) и тем самым низводящая его. Фильм покоряет удивительно цельным взглядом на сущее – но притом именно отстранённо-авторским, то есть принадлежащим автору, над этим самым сущим (раздробленным, поливариантным, вероятностным) вознёсшемуся. Выразителем неоформившегося, глубоко внутреннего чувства служит природа перед дождём, внешне идиллическая, удивительно красивая и умиротворённая, которая выступает подлинным судиёй неразумного человека. В воздухе запахло грозой… Вот и в эпиграф вынесены слова признанного сербского писателя Меши Селимовича: «Когда птицы кричат и мечутся в чёрном небе, люди молчат, а моя кровь стынет от ожидания».

.

Источник