Дерсу Узала / Dersu Uzala (1975)

баннерная реклама в интернете

Полнометражный фильм (Золотой приз и премия ФИПРЕССИ Московского МКФ, премия «Оскар», специальная премия «Давид ди Донателло»).

Другие названия: «Дерсу Узала» / «デルス・ウザーラ» (Япония) / «Dersu Uzala» (международное англоязычное название).

СССР, Япония.

Продолжительность 142 минуты.

Режиссёр Акира Куросава (премия «Давид ди Донателло»).

Авторы сценария Акира Куросава, Юрий Нагибин по книгам Владимира Арсеньева.

Композитор Исаак Шварц.

Операторы Асакадзу Накаи, Юрий Гантман, Фёдор Добронравов.

Жанр: приключенческий фильм, биографический фильм, драма

Владимир Клавдиевич Арсеньев (Юрий Соломин), офицер Русской императорской армии, возглавляет экспедицию, целью которой является исследование Уссурийского края. В пути он знакомится с гольдом Дерсу Узала (Максим Мунзук), согласившимся выступить проводником. Уже немолодой охотник быстро завоёвывает уважение солдат своими практическими навыками и воззрениями на природу и человеческие отношения, а с учёным-этнографом его и вовсе свяжут узы тесной дружбы.

Также в ролях: Светлана Данильченко (Анна Константиновна Арсеньева), Дима Коршиков (Вова), Суйменкул Чокморов (Чжан Бао), Владимир Кремена (Туртыгин), Александр Пятков (Олентьев), Даниил Нетребин (полицейский пристав), Владимир Приходько (русский солдат), Михаил Бычков (солдат из отряда Арсеньева), Владимир Хрулёв (солдат из отряда Арсеньева), Станислав Марьин (солдат из отряда Арсеньева).

Дерсу Узала / Dersu Uzala (1975): кадр из фильма

Микеланджело Антониони, несмотря на сильную взаимную заинтересованность, не удалось реализовать проект в СССР – в отличие от США, где драма «Забрийски-пойнт» /1970/ всё-таки увидела свет, хотя и не оправдала себя в коммерческом отношении. С другим крупным (входившим в круг столпов авторского кинематографа) художником сложилась противоположная ситуация. Столкнувшись с убытками, принесёнными остросоциальной лентой «Под стук трамвайных колёс» /1970/, Акира Куросава впал в глубокую депрессию, обернувшуюся попыткой суицида. Японские кинокомпании не желали финансировать его новые проекты, но и напряжённые переговоры с голливудскими киностудиями результатов не дали. Предложение от советских коллег прозвучало как нельзя кстати, тем более что руководство Госкино обеспечило не только щедрое финансирование (производственный бюджет составил порядка $4 млн.), но и гарантировало полную творческую свободу. Выдающийся режиссёр, славившийся любовью к русской литературе, сам (к изрядному удивлению наших ответственных лиц!) выступил с идеей экранизировать книги Владимира Арсеньева «По Уссурийскому краю» /1921/ и «Дерсу Узала» /1923/, замысел о киноадаптации которых, как выяснилось, вынашивал достаточно давно. Было бы несправедливо утверждать, что съёмки протекали легко (в силу и суровых природных условий, и перфекционизма постановщика), но итог оказался близким к идеальному.

Дерсу Узала / Dersu Uzala (1975): кадр из фильма

Картина осталась, пожалуй, самой успешной копродукцией с капиталистическими государствами. И дело не сводится к очень хорошим (пусть далеко не рекордным) финансовым показателям, хотя к аудитории по 20,4 млн. на серию следует прибавить, в частности, 995 тыс. проданных билетов во Франции и вполне приемлемую выручку от демонстрации за океаном1. Гораздо выше ценился художественный резонанс, начавшийся с триумфа на Московском международном кинофестивале (где удостоился золотого приза, по традиции – поровну с двумя другими соискателями2), а завершившийся присуждением премии «Оскар». Это так, но… советские киноведы, отдавая должное мастерству Куросавы, всё же не спешили причислять фильм к его безоговорочным шедеврам, без стеснения указывая на некоторые слабые места – например, на предфинальный эпизод в Хабаровске, где Узала так и не смог обжиться, несмотря на заботы Владимира Клавдиевича с супругой и привязанность их маленького сына. Поневоле задумаешься, а не кроется ли причина куда более восторженного отношения к ленте на Западе не только в том, что зарубежные зрители не подмечали отдельные неточности (в общем-то неизбежные при обращении к чужим культурным реалиям), но и в том, что, наоборот, увидели нечто такое, чему у нас не придавали особого значения?..

Это Вам может быть интересно  Красное уведомление / Red Notice (2021)

Дерсу Узала / Dersu Uzala (1975): кадр из фильма

В сравнении с одноимённой киноверсией 1961-го года (кстати, тоже неплохой) новая постановка, несомненно, строже следует букве и духу литературного первоисточника. Если Агаси Бабаян тактично завершил повествование на жизнеутверждающей ноте, то Акира Куросава и Юрий Нагибин не обошли молчанием по-настоящему драматический момент прощания убитого горем офицера и этнографа с другом, расследовать обстоятельства гибели которого (по-видимому, от рук разбойников) у господина пристава нет ни малейшего желания. Арсеньев весьма резко (без скатывания в расизм, но и без приукрашивания истинного положения вещей) описывал методы извлечения барышей облюбовавшими уссурийскую тайгу китайскими дельцами, варварски относившимися и к местной природе, и к туземному населению. В экранизации акценты расставлены ещё точнее (и вряд ли под влиянием шумной кампании, развязанной в прессе КНР в разгар съёмочного процесса): вмешательства русских солдат в итоге не потребовалось, поскольку на борьбу с хунхузами отправляется отряд под предводительством Чжан Бао. Основной драматургический конфликт фильма лежит в иной плоскости – не сводится к межэтническим противоречиям.

Дерсу Узала / Dersu Uzala (1975): кадр из фильма

Остаётся искренне поразиться прозорливости японского кинематографиста, справедливо усмотревшего в фигуре Арсеньева олицетворение русского характера. Представителя особой, евразийской цивилизации, не лишённой, конечно, изъянов, однако призванной «уравновешивать» Восток и Запад. Не это ли подспудное ощущение исторической миссии своей необъятной (и малоизученной, содержащей множество белых пятен) отчизны помогло оценить по достоинству уникальность личности Дерсу? На заре XX века воззрения гольда, именовавшего «людьми» не только представителей биологического вида , но и зверей с птицами, насекомых, деревья, даже огонь, воду, ветер, солнце, могли показаться наивным до нелепости пережитком анимизма и антропоморфизма. Требовались редкостные чутьё и деликатность, чтобы разглядеть в его философии здравое зерно, а не пытаться насильственно «окультуривать» автохтона. Одинокий охотник, добрый, отважный и неунывающий, невзирая на ниспосланные судьбой невзгоды (в том числе гибель жены и детей от оспы), собственным примером преподал урок пребывания в гармонии с окружающей средой и внутренним «я». Разумеется, Владимир в глубине души догадывался, что он не впишется в атмосферу города, накладывающего массу ограничений, существующего по странным законам, предпочтя встретить неумолимо приближающуюся смерть на свободе… Но о Дерсу Узала будет вспоминать с благодарностью всякий, кто имел счастье знать этого человека с большим сердцем. Изначально роль предлагали сыграть Тосиро Мифунэ, однако в силу огромной занятности «звезды» Акире Куросаве пришлось искать другого исполнителя – и выбор пал на замечательного артиста Максима Мунзука, тувинца по национальности, о работе с которым мэтр отзывался крайне положительно.

.

Источник