Быть или не быть / To Be or Not to Be (1942)

баннерная реклама в интернете

Полнометражный фильм.

США.

Продолжительность 99 минут.

Режиссёр Эрнст Любич.

Автор сценария Эдвин Джастас Мейер на основе оригинальной истории Мельхиора Лендьела и (без указания в титрах) Эрнста Любича.

Композитор Вернер Р. Хейманн (номинация на «Оскар»).

Оператор Рудольф Мате.

Жанр: комедия, мелодрама, военный фильм

Знаменитая на всю Польшу театральная актриса Мария Тура (Кэрол Ломбард), пожалев влюблённого поклонника — лейтенанта авиации Стефана Собиньского (Роберт Стэк), назначает молодому человеку встречу в своей гримёрной. Юноша должен покинуть зрительный зал в тот момент, когда её супруг Йозеф (Джек Бенни), исполняющий роль Гамлета, принимается читать монолог, начинающийся со слов «Быть или не быть?». У мужа закрадываются подозрения, но… Вскоре всё это теряет смысл: разгорается Вторая мировая война. Супруги остались на оккупированной нацистами Родине, а офицер сражается с гитлеровской Германией в составе ВВС Соединённого Королевства. Однако Собиньскому предстоит тайно вернуться в Варшаву, чтобы обезвредить двойного агента — профессора Александра Силецкого (Стэнли Риджес). Без помощи Марии и Йозефа свежеиспечённому разведчику не обойтись.

Также в ролях: Том Дуган (Бронский), Зиг Руман (штандартенфюрер СС Эрхардт), Лайонел Этуилл (Равич), Феликс Брессарт (Гринберг), Чарльз Хэлтон (продюсер Ян Добош), Джордж Линн (актёр-адъютант), Мод Эберн (Анна), Хэлливелл Гоббс (генерал Армстрон), Майлз Мэндер (майор Каннингем).

Быть или не быть / To Be or Not to Be (1942): кадр из фильма

Хорошо известно, что Эрнст Любич, взявший на себя дополнительно функции продюсера, столкнулся при реализации замысла с определёнными трудностями. И трудностями не только финансового характера, которые помогла преодолеть, в частности, поддержка Александра Корды, выделившего недостающие $100 тыс. Помимо прочего режиссёр далеко не сразу нашёл ведущую актрису. К счастью, Кэрол Ломбард сама предложила рассмотреть свою кандидатуру и даже согласилась (вместо части гонорара) на процент от будущей прибыли1, исполнив одну из лучших ролей за сравнительно недолгую, но яркую творческую биографию. Гибель кинодивы (16-го января 1942-го, за месяц и три дня до премьеры) в результате авиакатастрофы придала её игре неожиданное, грустное звучание… Картина не попала в число коммерческих лидеров сезона, но $1,5 млн. прокатной платы надёжно перекрыли производственные затраты ($1,2 млн.). Другое дело, что лента вызвала крайне неоднозначное отношение даже в Соединённых Штатах, что вынудило кинематографиста (как все помнили, родившегося и добившегося первого признания в Германии) вступать в публичную полемику с оппонентами, отстаивая право совмещать острую политическую сатиру с элементами привычной салонной комедии, чуть ли не водевиля.

Быть или не быть / To Be or Not to Be (1942): кадр из фильма

Разумеется, легко понять поляков, бросавших авторам не лишённые оснований укоры в условном, крайне приблизительном воссоздании на экране реалий оккупированной гитлеровцами страны, не оценивших некоторые смелые шутки. Отношение изменилось далеко не сразу – уже после того, как там появились кинопроизведения, реконструирующие события периода войны не только в героическом (как, например, в «Запрещённых песенках» /1947/ Леонарда Бучковского) и трагическом («Канал» /1957/ Анджея Вайды), но и в бескомпромиссно трагикомическом ключе, как у Анджея Мунка в «Эроике» /1958/ и в «Косоглазом счастье» /1960/. Это справедливо! Неточности фильма – совсем иного рода, чем в случае с откровенной развесистой клюквой «Ниночки» /1939/, неумно высмеивавшей порядки в СССР. На сей раз ошибки Эрнста не носили злонамеренного характера – компенсировались неподдельным уважением и сочувствием к тем, кто не сдался на милость победителю и не прекратил борьбы. Картина «Быть или не быть» нисколько не устарела с течением времени, лишним свидетельством чему служит её выпуск на киноэкраны – уже в 1960-е годы – в ПНР (сеанс предуведомляло вступительное слово Казимежа Рудского, отдавшего должное «американским друзьям») и в Советском Союзе.

Это Вам может быть интересно  Борсалино / Borsalino (1970)

Быть или не быть / To Be or Not to Be (1942): кадр из фильма

Любич и кинодраматург Эдвин Джастас Мейер не сдерживали себя в нападках на нацистов, обрушившись с едкой критикой как на идеологию Третьего рейха в целом, так и на конкретных индивидов, усердно претворявших в жизнь политику НСДАП. Не может быть никакой пощады предателям вроде интеллигентного профессора Силецкого, продавшегося могущественному врагу, но особенно достаётся на орехи штандартенфюреру СС Эрхардту, известному под «милым» прозвищем «Концентрационный лагерь». Вместе с тем в далеко не радостные обстоятельства, в которые попадают товарищи по вооружённому подполью, рискуя очутиться в застенках гестапо и умереть мучительной смертью, вплетаются уморительные ситуации с вероятным (к счастью, так и не состоявшимся) адюльтером. Джек Бенни, вообще-то больше популярный у соотечественников благодаря выступлениям на радио и телевидении, неподражаем в образе пана Туры, прилагающего колоссальные усилия, чтобы не дать волю ревности – и не подставить тем самым под удар важную миссию. А ещё он жаждет услышать похвалу своему артистическому таланту…

Быть или не быть / To Be or Not to Be (1942): кадр из фильма

Последнее обстоятельство, заметим, принципиально. «Быть или не быть» – это ещё и ода во славу театра и тех, без кого великое искусство немыслимо. Профессор Силецкий, полагая, что находится в резиденции гестапо, поначалу не догадывается, что является одновременно действующим лицом и зрителем в ловко поставленном спектакле, – и погибает не где-нибудь, а на сцене. От мастерства перевоплощения Йозефа с коллегами зависит очень многое! Даже пана Гринберга, плачущегося, по обыкновению, на отсутствие заметных партий, судьба одаривает ролью мечты – шекспировского Шейлока. Вместе с тем Эрнст Любич даёт понять, что комические ситуации, включая по-настоящему остроумный финал, на поверку – при внимательном, вдумчивом просмотре – не исключают серьёзности. Искушённый лицедей вынужден решать озвученный Гамлетом философский вопрос о том, быть или быть, покорно ли сносить мятежного удары рока или по мере сил оказать сопротивление, отнюдь не отвлечённо. Иногда наступает пора, когда приходится, не колеблясь, делать такого рода выбор, понимая, что последствий совершённых поступков – не избежать. Остаётся лишь слабая надежда на то, что удача – на стороне тех, кто сражается за правое дело.

.

Источник