Бесславные ублюдки / Inglourious Basterds (2009)

баннерная реклама в интернете

Полнометражный фильм.

Другие названия: «Безславные ублютки» / «Бизславные ублютки» (варианты перевода названия), «Бесславные ублюдки» / «Inglorious Bastards» (рабочее название).

ФРГ, США.

Продолжительность 153 минута.

Режиссёр Квентин Тарантино.

Автор сценария Квентин Тарантино.

Оператор Роберт Ричардсон.

Жанр: приключенческий фильм, драма, военный фильм

Весна 1944-го года. Лейтенант Альдо Рейн (Брэд Питт), возглавляет «Бесславных ублюдков» — отряд американских диверсантов, отъявленных головорезов, преимущественно евреев по национальности, единственной задачей которого является истребление нацистов на земле оккупированной Франции. Самой важной их акцией должно стать участие в операции по устранению высших чинов Третьего рейха, включая самого Адольфа Гитлера (Мартин Вуттке), прибывших в Париж на премьеру фильма «Гордость нации» — пропагандистского шедевра доктора Йозефа Геббельса (Сильвестр Грот).

Также в ролях: Элай Рот (сержант Донни Доновитц, «Жид-Медведь»), Тиль Швайгер (фельдфебель Хуго Штиглиц), Гедеон Буркхард (капрал Вильгельм Викки), Б.Дж. Новак (рядовой Смитсон Ютивич, «Лилипут»), Омар Дум (рядовой Омар Ульмар), Сэмм Левайн (рядовой Герольд Хешберг), Пол Раст (рядовой Энди Коган), Майкл Бэколл (рядовой Майкл Циммерман), Карлос Фидель (рядовой Саймон Саковиц), Майкл Фассбендер (лейтенант Арчи Хикокс), Майк Майерс (генерал Эд Фенек), Род Тейлор (Уинстон Черчилль), Мелани Лоран (Шошанна Дрейфус), Джеки Идо (Марсель), Жюли Дрейфус (Франческа Мондино), Дени Меноше (Перье Лападит), Леа Сейду (Шарлотта Лападит), Тина Родригес (Жюли Лападит), Лена Фридрих (Сюзанна Лападит), Яна Палласке  (Бабетта), Бадди Джо Хукер  (Гаспар), Кристоф Вальц (штандартенфюрер Ганс Ланда), Диана Крюгер (Бриджит фон Хаммерсмарк), Даниэль Брюль (рядовой Фредерик Цоллер), Аугуст Диль (штурмбаннфюрер Дитер Хельстром), Рихард Заммель (фельдфебель Вернер Рахтман), Александр Фелинг  (сержант Вильгельм), Зёнке Мёринг  (рядовой Буц / Вальтер Фрейзер), Кристиан Беркель  (бармен Эрик), Райнер Бок  (генерал Шёнхерр), Михаэль Шил (генерал Франк), Кристиан Брюкнер (Клист), Хильмар Айхорн (Эмиль Яннингс), Бела Б. (билетёр в кинотеатре), Энцо Кастеллари  (нацистский генерал на премьере фильма «Гордость нации»), Ева Лёбау (Мириам Дрейфус), Сальвадоре Брандт (Боб Дрейфус), Яспер Линневедель (Амос Дрейфус), в эпизодах (без указания в титрах) Сэмюэл Л. Джексон (рассказчик, озв.), Харви Кейтель (командир Управления стратегических служб), Квентин Тарантино (немецкий солдат / американский солдат в фильме «Гордость нации»).

Бесславные ублюдки / Inglourious Basterds (2009): кадр из фильма

Фильм может вызвать если не отторжение, то точно – недоумение у отечественных зрителей (не говоря уже о ветеранах Великой Отечественной войны), в большинстве своём, хочется верить, не отличающихся короткой памятью и знающих о годах борьбы с фашизмом не только по работам американских и западноевропейских кинематографистов. Был, как минимум, пласт незабываемых кинокартин наших соотечественников и мастеров из иных социалистических стран!.. И всё-таки это глупо ставить в вину Квентину Тарантино, одному из выдающихся заокеанских режиссёров современности, который, как ни крути, имеет право на собственную «точку зрения» на стержневое событие XX столетия. Дело не только в том, что есть опыт, допустим, Стивена Спилберга, искренне считающего Вторую мировую войну вехой в истории западной цивилизации, однако снимавшего на её материале наряду с серьёзными и пафосными лентами и искромётные комедии, и лихие кинофантазии. Под видом высококлассного развлечения Квентин предложил публике пройти тест на выявление способностей противостоять технологиям манипуляции (в аспекте сохранения исторической памяти), шире – на умение ориентироваться в пространстве смыслов, достигшем в новейшее время исключительной плотности, а с внедрением концепции постмодернизма ещё и подвергнувшемся нешуточному натиску. Зачастую – именно бесславному и ублюдочному.

Бесславные ублюдки / Inglourious Basterds (2009): кадр из фильма

Формально, по первому впечатлению Тарантино движется в том же, спилберговском направлении, мотивируя оригинальность личного пути тем, что уже не делает (подобно старшему коллеге) чёткого разграничения, а – смело смешивает разные условности в одном произведении. Знаменательно, что рабочим названием сценария, над которым он трудился около десяти лет (!), служило выражение «Однажды в оккупированной нацистами Франции», которое в итоге получило статус заголовка первой главы и рекламного слогана. Это обстоятельство сразу обнажает родство замысла чаяниям Серджо Леоне, использовавшего аналогичный зачин (в личных шедеврах «Однажды на Диком Западе» /1968/ и «Однажды в Америке» /1984/) намекая на процесс тотальной мифологизации1 соответствующей эпохи и, кроме того, заявляя о намерении представить исчерпывающую антологию художественных приёмов из арсенала корифеев жанра (вестерна и гангстерской ленты). Процедура не является новой для режиссёра-сценариста, всего лишь обратившегося к очередной разновидности – военному фильму, давно обросшему штампами вроде вылазок отважных героев-одиночек, преследования евреев, покушений на командование нацистов и т.п.

Это Вам может быть интересно  Пианист / The Pianist / Le pianiste / Der Pianist / Pianista (2002)

Бесславные ублюдки / Inglourious Basterds (2009): кадр из фильма

Определённый эстетический просчёт автора заключается, на мой взгляд, в некотором отходе прежних установок. В первую очередь – в отказе2 от стремительного и бескомпромиссного, захватывающего дух действия (), а ведь итоговая версия заглавия недвусмысленно одаривала подобными обещаниями! Искажённый в последний момент прокатный вариант заглавия картины Энцо Кастеллари «Этот проклятый бронепоезд» /1978/, об операции американских солдат в тылу противника. Разве допустимо, чтобы обрывочные фрагменты «Гордости нации», снятые и смонтированные Элаем Ротом (кстати, изобразившим сержанта Доновица), впечатляли в данном отношении куда сильнее?.. Зато Тарантино бесцеремонно и дерзко врывается на территорию европейских интеллектуалов, создавая законченную и по-своему совершенную Вселенную прямо на глазах у изумлённой публики. Вот что значит постмодернист до мозга костей, давно не ограничивающийся сонмом «классических» иронических цитат: мексиканский актёр Хьюго Стиглиц превращается в грозного Хуго Штиглица, паспортные данные маэстро Антонио Маргерити, обожавшего пользоваться чужими именами, теперь служат псевдонимом и т.п. По меткому наблюдению авторов, киноплёнка может стать (и зачастую является!) мощнейшим оружием, более того, орудием сотворения Истории, не требуя, по уточнению темнокожего подпольщика Марселя, «другой взрывчатки». Вымышленный Кинг Конг столь же подлинен, как апачи, чью тактику заимствует суровый лейтенант. Кинозвезда несколько лет работает шпионкой. Деревенька у подножия горы Пиц Палю, увековеченная на экране, вполне сойдёт, обеспечивая легенду, за место рождения британского агента, в прошлом кинокритика, поведавшего Уинстону Черчиллю об успехах Геббельса, этого Дэвида Селзника от нацизма. Наконец, ключевая операция получает простое, но всеобъемлющее кодовое наименование – «Кино» (с ударением на первый слог, на немецкий манер). Для Квентина Тарантино давно не секрет: так называемая физическая реальность и не существовала никогда в отрыве от платоновского мира идей (точнее, мыслеобразов), принявшего наиболее осязаемую и блистательную форму именно с изобретением и массовым признанием «важнейшего из искусств». Но его всё же не следует отождествлять с наивным ремесленником, путающим Божий дар с яичницей. Кульминация с ликвидацией верхушки Третьего рейха, включая самого Адольфа Гитлера, должна покоробить безусловной исторической «точностью» и последнего задорновского «тупого американца», на протяжении долгого повествования завороженного вниманием к деталям, мощным саспенсом, блистательной игрой актёров, эмоциональной заразительностью и… уже не сомневающегося в достоверности экранных событий. Должна – и действительно коробит, подводя после перебора не самых умных гипотез (вроде склонности автора к мистификации, приверженности идее «альтернативной истории» и т.д.) к нехитрой мысли о том, что кинематограф, скажем мягко, не всегда вещает правду. По сути, всё человечество невольно вовлечено в глобальную операцию .

.

Источник