Лабиринт Фавна / El laberinto del fauno (2006)

баннерная реклама в интернете

Полнометражный фильм (номинации на «Оскар», «Золотой глобус» и «Гойя»).

Другие названия: «Лабиринт Пана» / «Pan’s Labyrinth» (международное англоязычное название), «Лабиринт Фавна» / «The Labyrinth of the Faun» (международное англоязычное название).

Испания, Мексика.

Продолжительность 118 минут (сокращённая версия – 112 минут).

Режиссёр Гильермо Дель Торо (номинация на «Гойя»).

Автор сценария Гильермо Дель Торо (премия «Гойя», номинация на «Оскар»).

Композитор Хавьер Наваррете (номинации на «Оскар», «Грэмми» и «Гойя»).

Оператор Гильермо Наварро (премии «Оскар» и «Гойя»).

Также премии «Оскар» получили: Эухенио Кабальеро и Пилар Ревуэлта (художники-постановщики), Дэвид Марти, Монтсе Рибе (грим).

Также премии «Гойя» получили: Мигель Анхель Поло, Мартин Эрнандес (звук), Хосе Куэтглас, Бланка Санчес (грим и причёски), Рейес Абадес, Эверетт Бёррелл, Эдвард Ирасторца, Эмилио Руис дель Рио (специальные эффекты), Бернат Вилаплана (монтаж), Хайме Бакшт (звук).

Также на премию «Гойя» номинировался Эухенио Кабальеро (художник-постановщик).

Жанр: драма, кинофантазия, военный фильм

1944-й год. Офелия (Ивана Бакеро, премия «Гойя») приезжает вместе с мамой Кармен (Ариадна Хиль), ждущей ещё одного ребёнка, к отчиму — капитану Видалю (Сержи Лопес, номинация на «Гойя»). Офицер ведёт непримиримую борьбу с партизанскими отрядами республиканцев, не желающими сложить оружие, несмотря на поражение в гражданской войне. Внезапно глазам девочки предстаёт фавн (Даг Джонс), заверяющий, что она является принцессой Моанной, забывшей о своём истинном происхождении. Чтобы вернуться в царство и занять место на троне, Офелии надлежит выполнить три сложных и опасных задания.

Также в ролях: Марибель Верду (Мерседес, номинация на «Гойя»), Даг Джонс (также в роли Бледного человека), Аксель Анхуло (доктор Феррейро), Маноло Соло (Гарсес), Сезар Веа (Серрано), Роджер Касамайор (Педро), Гонсало Уриарте (Франсес), Эусэбио Лазаро (отец), Фредерико Лупи (Рей).

Лабиринт Фавна / El laberinto del fauno (2006): кадр из фильма

Сама собой напрашивается параллель между судьбой «Лабиринта фавна» и той участью, что выпала на долю другого фильма, ставшего (следом) громким кинематографическим событием, – «Дитя человеческое» /2006/. И дело даже не в том, что в обоих случаях мексиканские режиссёры, сделавшие себе имя как на Родине, так и – благодаря ряду коммерческих постановок – в Голливуде, отправились в другую часть света, в Европу, чтобы реализовать сокровенные замыслы. Невзирая на то, что Альфонсо Куарон нашёл единомышленников в Великобритании, а Гильермо дель Торо – в Испании, вопреки обращению к номинально разным жанрам, их картины роднит действительно немало. Если вкратце, то «Лабиринт фавна» является удачным и во многих отношениях уникальным опытом в современной экранной сказке или, точнее, кинофантазии, уходящей корнями вглубь веков, питаемой из кладезей преданий и мифов древних народов. Удачным и уникальным столь же, как «Дитя человеческое» – образчиком антиутопии самого начала XXI века, внешне облекаемой, как правило, в форму художественного прогноза развития истории, а значит, обращённой в будущее.

Лабиринт Фавна / El laberinto del fauno (2006): кадр из фильма

Дель Торо, написавший оригинальный сценарий, контуры которого возникли ещё в 1993-м году, не напрасно, думается, вызвал из небытия персонажей легенд, начиная с Фавна (или – у аркадских греков – Пана), в римской мифологии почитавшегося как бог полей, лесов, пастбищ, животных. То есть – рождённых фантазией нескольких поколений людей, а не юной девочки, которая действительно могла попросту сбежать во вселенную грёз от гнетущей, сумрачной и опасной реальности. Не случайно именно фавн оказывается своеобразным наставником, открывающим Офелии тайну её высокого происхождения и сообщающим (не без помощи фей) о тех испытаниях, что надлежит пройти, дабы занять место на троне рядом с отцом – величайшим правителем волшебного королевства. Более того, вместе с замечательным оператором Гильермо Наварро режиссёр создаёт ирреальную, призрачную атмосферу, которая принципиально не противопоставляется картине кровоточащей – в прямом и переносном смысле – Испании, но по-гофмановски является её частью. Достаточно лишь знать о тайном ходе, спрятанном в том лабиринте, что расположен неподалёку от замка, приспособленного капитаном Видалем для военных нужд, или принести магические предметы в привычный окружающий мир. Это мел, позволяющий на любой стене «нарисовать» настоящую дверь, и корень мандрагоры – растения, мечтающего стать человеком…

Это Вам может быть интересно  Эльвира Мадиган / Elvira Madigan (1967)

Лабиринт Фавна / El laberinto del fauno (2006): кадр из фильма

«Дитя человеческое» поражало редкостной достоверностью воспроизведения на экране облика грядущего, который ближе к финалу начинал всё сильнее напоминать телевизионную хронику событий одной из бесчисленных «горячих точек» планеты сегодня. Теперь же перед нами – полноценная сказка, обрушивающая на неокрепшее детское сознание поток причудливых и по-настоящему страшных образов, не идущих, впрочем, ни в какое сравнение с изображением ужасов истребления людей, мирных, пусть и взявших в руки оружие. Истребления, методично и без лишних эмоций проводимого под руководством капитана, искренне считающего себя солдатом, честно несущим службу. Именно «детское», поскольку мексиканский кинематографист вовсе не стремится переосмыслить истории, знакомые с юных лет, с учётом последующего житейского опыта, то есть – явить вариацию на тему, адресованную уже взрослым. «Лабиринт фавна» воспринимается в данном отношении антитезой работам Терри Гиллиама, и в первую очередь – даже не «Приключениям барона Мюнхгаузена» /1988/ или недавним «Братьям Гримм» /2005/, а «Стране приливов» /2005/. В ней мотивы «Алисы в Стране чудес» Льюиса Кэрролла, косвенно цитируемой и Гильермо, приводились в соответствие со зрелыми (мягко сказано!) представлениями. Неповторимость и, не побоюсь утверждать, совершенство формы киноленты в том и заключаются, что автору удалось1 повенчать взгляд ребёнка, незамутненность которого напрасно низводят до наивности, с истинами, открывающимися, что называется, с высоты исторического знания, с высоты знания возмужалого человека. Удалось повенчать, при этом – сохранив паритет точек зрения вплоть до самой развязки, оставляющей возможность истолкования событий в пользу любой из них, в соответствии с внутренними установками зрителя.

Лабиринт Фавна / El laberinto del fauno (2006): кадр из фильма

Впрочем, если и не уделять повышенного внимания эстетической составляющей фильма, «Лабиринт фавна» всё равно не произведёт впечатления на редкого зрителя2, если такое вообще возможно. Мораль поведанной басни мудра и, в сущности, универсальна. Во всяком случае – в рамках человеческого общества, подчиняющегося, подчас не ведая того, действию объективных законов, ёмко названных Карлом Марксом «производственными отношениями». Всё, что связано с реалиями существования свободолюбивых испанцев, ведущих неравную, но отчаянную борьбу с отлаженной системой государственного террора, воспроизведено приезжим режиссёром не менее убедительно и волнующе, нежели местными мастерами уровня Карлоса Сауры и Виктора Эрисе. Безжалостный, бескомпромиссный реализм в показе зверств властей и ответных действий партизан, готовых умереть, но не покориться фашиствующему режиму Франко (к тому же, весть о высадке союзников в Нормандии дарует надежду), подчас граничит с натурализмом. Сержи Лопес рисует запоминающийся портрет садиста в офицерском мундире, который, кажется, просто не может избежать возмездия за совершённые прегрешения: его сын не узнает даже имени своего отца. Не менее выразительна Марибель Верду в образе участницы повстанческого движения по имени Мерседес, до поры вынужденно играющей роль скромной и недалёкой служанки. Универсальность же сказочной составляющей тем более не вызывает сомнений – и приключения девочки с «шекспировским» именем не оставят равнодушным любого, имеющего хоть отдалённое представление о безграничных возможностях фантазии. Искусство гримёров и создателей визуальных эффектов выше всяких похвал! И пусть испытания, заготовленные истинным хозяином лабиринта будущей принцессе, будь то встреча с прожорливой жабой или отвратительным Бледным человеком, столь же нелегки и неприятны, как и битва не на жизнь, а на смерть с чудовищем в человеческом обличии, порождённым не сном разума, но самой действительностью.

.

Источник