Игла / Igla (1988)

баннерная реклама в интернете

Полнометражный фильм.

Другие названия: ««Последний герой» / «Полёт чёрного солдата» (рабочие названия), «Игла» / «The Needle» (международное англоязычное название).

СССР.

Продолжительность 81 минута.

Режиссёр Рашид Нугманов.

Авторы сценария Александр Баранов, Бахыт Килибаев.

Композитор Виктор Цой.

Оператор Мурат Нугманов.

Жанр: драма, триллер

Моро (Виктор Цой), приехав на поезде в Алма-Ату, без особого труда находит Спартака (Александр Баширов), который задолжал ему, но тот заявляет, что сейчас денег нет, и предлагает встретиться на следующий день, в кафе. Молодой человек останавливается на ночлег у старой подруги по имени Дина (Марина Смирнова), но вскоре обнаруживает, что девушка, работающая медсестрой, стала наркоманкой и позволяет использовать свою квартиру как склад запрещённых веществ. Ампулы с гидрохлоридом морфина поставляет хирург Артур Юсупович (Пётр Мамонов). Моро решает увезти её к Аральскому морю в надежде помочь избавиться от пагубной зависимости.

Также в ролях: Архимед Искаков (Архимед), Геннадий Люй (неформал в плаще), Александр Конкс (Лёлик), Рахимжан Абдыкадыров (неформал-наперсточник), Райхан Канатбаев (местный старик), Айхан Чатаева (медсестра), Владимир Даниленко (шахматист в котельной), Григорий Эпштейн (Эпштейн), Марат Азимбаев (Марат), Ернар Абилев (наёмный убийца), Рустем Тажибаев (водитель «Волги»), Игорь Старцев (человек на дрезине).

Игла / Igla (1988): кадр из фильма

Сергей Соловьёв оставил в отечественном кинематографе яркий след не только на режиссёрском и сценарном поприщах, но и в качестве педагога. Он буквально до последних дней жизни преподавал во ВГИКе, хотя крупнейшим достижением мастера стал, по-видимому, курс, набранный на заре «перестройки». Конечно, сегодня о «казахской новой волне» как о культурном феномене подзабыли, но это краткое течение одарило по крайней мере одним фильмом, по-прежнему не канувшим в Лету (свидетельством чему служит и повторный выпуск на киноэкраны в 2019-м году, принёсший 1,6 млн. рублей, пусть и поменьше, чем небесспорная лента «Игла Remix» /2010/). Рашид Нугманов проходил у Сергея Александровича практику на съёмках «Чужой белой и рябого» /1986/, да и со знаменитой «Ассой» /1987/, завершающейся концертным выступлением Виктора Цоя, нетрудно обнаружить переклички. Начинающий режиссёр, правда, запечатлел на киноплёнку лидера группы «Кино» (наряду с другими музыкантами) раньше – в короткометражке «Йя-Хха» /1986/, и по ряду иных признаков также заметно, что учитель не считал зазорным усваивать у собственных учеников что-то новое. Так и надо!

Игла / Igla (1988): кадр из фильма

«Игла», вышедшая в широкий кинопрокат в начале 1989-го (спустя несколько месяцев после премьеры на одесском кинофестивале «Золотой Дюк»), попала в число самых посещаемых произведений сезона1, а ведущий актёр одержал убедительную победу в ежегодном голосовании читателей журнала «Советский экран». И картина обрела особый, по-настоящему «культовый» статус чуть позже – в свете гибели кумира в результате несчастного случая на шоссе «Слока – Тапси». Виктор невольно повторил трагическую судьбу не только Брюса Ли, горячим поклонником которого являлся и отсылки к ролям которого (вплоть до полученных в драке царапин на левой щеке, что сразу же вызывает в памяти кадры из «Выхода дракона» /1973/) разбросаны на протяжении повествования. С не меньшим основанием напрашивается параллель с фигурой Джеймса Дина, и суровые чёрные одеяния Моро узнавались на просторах позднего СССР, а затем СНГ так же хорошо, как американскими тинэйджерами – ярко-красная куртка «бунтаря без причины» Джима Старка. Вместе с тем Рашид и кинодраматурги (впоследствии – режиссёры) Александр Баранов и Бахыт Килибаев точно не стремились ограничить себя подражанием иностранному масскульту, ехидно намекнув на сумбурное влияние оного в кадрах «видеосна», накатывающего на прибывшего издалека молодого человека в квартире Дины.

Это Вам может быть интересно  Мэри и Макс / Mary and Max. (2009)

Игла / Igla (1988): кадр из фильма

Конечно, сегодня в первую очередь бросается в глаза именно ироническая составляющая замысла, вполне отвечающая активно формировавшимся тогда канонам постмодернизма. Так, имя предводителя восстания рабов носит изворотливый, как уж, вечно всем должный денег главарь шайки неформалов. Героический и весь из себя романтический, максимально очищенный от бытовых подробностей образ залётного гостя Алма-Аты с суровым прозвищем («партийной кличкой») не кажется избыточно пафосным благодаря квазибрехтовскому – несущему «эффект остранения» – введению отрывков из радиопередач, старой киносказки «Доктор Айболит» /1938/ и т.д. Эпизоды потасовок (краткой разборки в кафе, уличной схватки с целой бандой) приобретают чуть ли не пародийные оттенки, особенно когда соответствующий фрагмент даётся под занавес – после ёрнического титра «Советскому телевидению посвящается». А открытый финал с Моро, получившим от наёмного убийцы два удара ножом, но поднимающимся на ноги, прикуривающим сигарету и, пошатываясь, уходящим в даль, воспринимается завуалированным намёком на славную традицию социалистического реализма: так у Александра Довженко Тимош-арсеналец не умирал на зло врагам, несмотря выпущенные в упор пули… Пожалуй, в свете описанного выше и элементы пресловутой «чернухи» не производят гнетущего впечатления2.

Игла / Igla (1988): кадр из фильма

Трактовка мотива зловещей «иглы» не носит следов спекулятивности. И сама по себе линия хирурга-наркоторговца (выразительная роль другого известного музыканта, Петра Мамонова из коллектива «Звуки Му») прочитывается чётко, несмотря на недосказанности, и драма Дины раскрывается убедительно. При этом авторы справедливо указывают, что напасть, которой отчаянно (в одиночку!) противостоит Моро, является приметой времени. Смутное предощущение скорого слома эпох выражено в песнях Цоя («Война – дело молодых, // Лекарство против морщин»), в навевающей чуть ли не апокалиптическое настроение картине высыхающего Аральского моря, в брошенных невзначай репликах. Рассуждение персонажа о скорпионах (кстати, удачный пример использования ложного символа в духе Луиса Бунюэля), раньше отсутствовавших, зато за последние три года – расплодившихся в огромных количествах, поневоле воспринимается ёмкой характеристикой горбачёвского периода. И совсем «пророчески» прозвучала фраза о делении людей на две категории: тех, кто сидит на трубе, и тех, кому нужны деньги. От трубы системы отопления, позволившей ненадолго спрятаться от кредитора, – к трубе нефтегазовой! Совсем скоро для таких, как Спартак и Артур наступит золотая пора. Новых приключений героя зрители, увы, не дождутся, и «Дикий Восток» /1993/ Рашиду Нугманову придётся снимать тоже без Виктора.

.

Источник