Гран Торино / Gran Torino (2008)

баннерная реклама в интернете

Полнометражный фильм (премии «Давид» Донателло», «Сезар»).

Другие названия: «Грэн Торино» (вариант перевода названия).

ФРГ, США.

Продолжительность 116 минут.

Режиссёр Клинт Иствуд.

Автор сценария Ник Шенк по сюжету Дейва Джоханнсона, Ника Шенка.

Композиторы Кайл Иствуд, Майкл Стивенс (номинация на «Золотой глобус» за песню на музыку Клинта Иствуда, Джейми Каллама, Кайла Иствуда, Майкла Стивенс и слова Кайла Иствуда и Майкла Стивенса).

Оператор Том Стерн.

Жанр: драма

Ветеран войны в Корее Уолт Ковальски (Клинт Иствуд), недавно овдовевший и вконец рассорившийся со своими детьми, если и дорожит чем-то, так это домом, расположенным на задворках Детройта, и раритетным автомобилем 1972-го года выпуска — одним из тех, что собирал, работая на . Уолт обозлён на весь Божий свет, но в первую очередь — на выходцев из Азии, постепенно заполонивших округу. Однажды Ковальски, вооружившись винтовкой , застаёт в гараже за попыткой угона машины подростка Тао Ван Лора (Би Ван), живущего по соседству вместе с многочисленными родственниками — представителями небольшой народности хмонгов. Чем это всё может завершиться?

Также в ролях: Кристофер Карли (отец Янович), Эни Хи (Су Ло), Брайан Хейли (Митч Ковальски), Джеральдин Хьюз (Карен Ковальски), Дрима Уокер (Эшли Ковальски), Брайан Хоу (Стив Ковальски).

Гран Торино / Gran Torino (2008): кадр из фильма

Надо видеть испещрённое морщинами, но в первую очередь – перекошенное от невыразимого словами презрения лицо Уолта Ковальски, провожающего исполненным ненависти взглядом тех, кто пришёл в церковь проститься с его любимой супругой. Не исключая и молодого священника, отца Джановича, патетическим тоном читающего заупокойную проповедь, рассуждая о том, что смерть несёт с собой и горечь утраты, и – радость вечного умиротворения души. Можно лишь догадываться, с каким возмущением и грустью Уолт наблюдает, как в Америке остаётся всё меньше «американского», – и вот уже в соседях одни азиаты, а семья сына разъезжает на японском джипе. И всё же Клинт Иствуд далеко не вдруг предупреждал в интервью, что фильм, в котором он, возможно, в последний раз исполнил главную роль, направлен против пресловутой «политкорректности», но вместе с тем – является глубоко антирасистским. Как бы ни издевался Ковальски над потугами неопытного пастора завлечь убеждённого циника и безбожника на исповедь, а ведь совесть старика покоя не ведает. Несложно догадаться, за какие «подвиги» он получил «Серебряную звезду», что уже несколько десятилетий не может простить себе тех молодых «чурбанов», чьи жизни загубил на чужбине. Не исключено, что и вина в резко ухудшившихся отношениях с родственниками отчасти лежит на нём – во всяком случае в той мере, какая отведена родителю. Но, с другой стороны, не прав ли Уолт, не желающий мириться со всеобщей деградацией, не веря своим ушам, когда сын предлагает отправиться в дом для престарелых, или искренне недоумевая: «Что не так с нынешней молодёжью?»?

Это Вам может быть интересно  Ран / Ran (1985)

Гран Торино / Gran Torino (2008): кадр из фильма

Одним словом, браво, мистер Иствуд! «Гран Торино» заслуживает высокого звания кинематографического завещания выдающегося1 актёра, режиссёра, продюсера. Клинт, как все помнят, почти сразу доказал право значиться в числе ведущих суперменов Голливуда – и блестяще подтверждал это раз за разом. Но не менее искренним он казался, уже в начале 1990-х, одним из первых (и немногих!) среди своих коллег, призвав к всеобщему покаянию и принародно раскаявшись самолично за ту лепту, что внёс в возвеличивание имперских амбиций США. В своей тридцать второй по счёту постановке Иствуд действительно примирился с изменившейся реальностью, искупив (символически – ценою жизни!) довлеющую, точно проклятие, вину и приняв Америку новую. И если исходом картины «В Долине Эла» /2008/2 стало горькое признание безнадёжности положения вещей на Родине, то теперь – кинематографист предлагает выход, объясняя, при каких условиях соотечественники получат право вновь повесить государственный флаг (кстати, реющий у входа в дом Уолта), как надлежит, а не вверх тормашками. Если принять во внимание огромный коммерческий успех картины (при бюджете в $35 млн. кассовые сборы в национальном прокате превысили $145,8 млн., став для Клинта Иствуда рекордом – правда, без учёта инфляции), есть надежда, что они прислушаются к неглупому совету.

.

Источник