Рокко и его братья / Rocco e i suoi fratelli / Rocco et ses frères (1960)

баннерная реклама в интернете

Полнометражный фильм (специальный приз жюри и премия ФИПРЕССИ Венецианского МКФ, премия «Бодиль»).

Другие названия: «Рокко и его братья» / «Rocco and His Brothers» (международное англоязычное название).

Италия, Франция.

Продолжительность 179 минут.

Режиссёр Лукино Висконти (премия «Золотой глобус», Италия).

Авторы сценария Сузо Чекки Д’Амико, Паскуале Феста Кампаниле, Массимо Франчоза, Энрико Медиоли, Лукино Висконти по сюжету Лукино Висконти, Сузо Чекки Д’Амико, Васко Пратолини, вдохновлённому эпизодами из романа «Мост в Гизольфе» Джованни Тестори.

Композитор Нино Рота.

Оператор Джузеппе Ротунно.

Премию «Давид ди Донателло» получило Гоффредо Ломбардо (художник-постановщик).

Жанр: криминальный фильм, драма, спортивный фильм

Пожилая вдова Розария Паронди (Катина Паксину) вместе с четырьмя сыновьями, Симоне (Ренато Сальватори), Рокко (Ален Делон), Чиро (Макс Картье) и Лукой (Рокко Видолацци), приезжает с юга Италии в промышленный Милан, где уже обосновался её старший отпрыск Винченцо (Спирос Фокас), который как раз отмечает помолвку с Джинеттой (Клаудия Кардинале). Однако будущие родственники принимают гостей не слишком радушно, и им приходится обустраиваться самим. Постепенно жизнь налаживается. Мама и братья возлагают надежды на Симоне, добившегося отличных результатов в боксе, но выдержит ли тот испытание славой?

Также в ролях: Анни Жирардо (Надя), Алессандра Панаро (Франка), Клаудия Мори (работница химчистки), Адриана Асти (работница химчистки), Нино Кастельнуово (Нино Росси), Паоло Стоппа (тренер Черри), Роже Анен (Морини), Сюзи Делер (Луиза), в эпизоде Рокко Моццола (без указания в титрах).

Рокко и его братья / Rocco e i suoi fratelli / Rocco et ses frères (1960): кадр из фильма

13-й Каннский международный кинофестиваль запомнился поистине эпическим сражением двух великих итальянцев, Федерико Феллини и Микеланджело Антониони, причём далеко не все сочли обоснованным присуждение «Золотой пальмовой ветви» «Сладкой жизни» /1960/, а не внешне менее эффектному «Приключению» /1960/. Но и в Венеции, по истечении нескольких месяцев, безусловным фаворитом считался фильм другого выдающегося представителя той же славной (пожалуй, крупнейшей в послевоенную эпоху) национальной кинематографии. Вручение Гран-при создателям «Перехода через Рейн» /1960/ было резонно воспринято отнюдь не ответной любезностью французским творцам. Газета «Паэзе» красочно описала, как Андре Кайат получал «Золотого льва» из дрожащих рук Эмилио Лионеро – под свист и улюлюканье разъярённого зала, скандировавшего «Висконти! Висконти!», а входивший в жюри Сергей Бондарчук и все члены советской делегации в знак протеста покинули киносмотр. Понятно, что и режиссёр, и продюсер Гоффредо Ломбардо отказались выходить на сцену за утешительным специальным призом. Беспрецедентное давление на дирекцию стало предвестием пристального внимания со стороны цензоров, которые в первую очередь предъявили претензии к наиболее острым, натуралистичным кадрам: изнасилования Нади Симоне на глазах у Рокко и её убийства находящимся в состоянии аффекта любовником, раз за разом наносящим удары ножом. Никто ни на йоту не сомневался, что это был формальный предлог, и, например, в Милане запретили демонстрацию даже сокращённой версии.

Рокко и его братья / Rocco e i suoi fratelli / Rocco et ses frères (1960): кадр из фильма

Впрочем, как и в случае с упомянутым выше феллиниевским шедевром, нападки правых, консервативных кругов лишь подогревали зрительский ажиотаж. По итогам сезона «Рокко и его братья» заняли четвёртое место, заинтересовав огромную аудиторию в 10,2 млн. человек (кассовые сборы оцениваются в ITL1,67 млрд.). Ощутимый успех последовал и в других странах: от Франции (2,2 млн.) до СССР, куда Лукино Висконти, между прочим, впервые приехал лично, чтобы представить свою работу и заодно – плотно пообщаться с коллегами. Вполне возможно, что часть массовой аудитории привлекли высокие страсти – «любовный треугольник», возникший из-за любви братьев к молодой проститутке, которая вовсе не желает мириться с добровольным отказом Рокко от борьбы и принимается изощрённо мстить Симоне1, не подозревая, к какой трагедии это приведёт. Кроме того, есть все основания причислить кинопроизведение к спортивным фильмам, поскольку одной из ключевых является линия с незаурядными достижениями Паронди на ринге, да и боксёрские матчи как таковые придали экранным событиям зрелищность. И всё-таки на сеансе мало кто усомнится, что на самом деле кинематографисты говорят о другом.

Это Вам может быть интересно  Светлое будущее / Ying hung boon sik / A Better Tomorrow (1986)

Рокко и его братья / Rocco e i suoi fratelli / Rocco et ses frères (1960): кадр из фильма

Считается, что Висконти наделил именем заглавного персонажа, сыгранного Аленом Делоном (на тот момент – «восходящей звездой»), в честь отметившегося в камео Рокко Маццолы, сделавшего блестящую карьеру, приехав из Потенцы. И одновременно – отдал дань уважения Рокко Скотеларо, политическому деятелю, социалисту, который уже после смерти (смерти ранней, всего лишь в тридцатилетнем возрасте) прославился как уникальный «крестьянский поэт», воспевший патриархальный быт. Весьма плодотворными представляются и литературные влияния на замысел: от указанной в титрах книги Джованни Тестори до «Иосифа и его братьев» Томаса Манна и «Идиота» Фёдора Михайловича Достоевского. Лукино, принимавший непосредственное участие в сочинении сюжета и сценария (хотя сложно переоценить и важность коллективной работы в режиме мозгового штурма), чётко, последовательно выстраивал романную структуру. Повествование разделено на несколько глав, названных в честь каждого из братьев. Это позволило не только избежать затянутости, но и, смещая фокус внимания, изложить историю как бы с учётом разных точек зрения, раскрывая характеры в их диалектической сложности, во внутренней противоречивости, в постоянном развитии.

Рокко и его братья / Rocco e i suoi fratelli / Rocco et ses frères (1960): кадр из фильма

Лукино Висконти с иных позиций, чем Федерико Феллини и Микеланджело Антониони, пытался осмыслить общественные процессы, начинавшие доминировать в Италии (да и во всей Западной Европе) по мере того, как набирал обороты экономический бум. «Рокко и его братья» отмечены постнеореалистическими художественными поисками, благо режиссёр проводил прямую параллель с драмой «Земля дрожит» /1948/, о тяжкой доле семьи сицилийских рыбаков. Времена мало-помалу меняются – и другая фамилия с Юга перебирается на Север, стремительно богатеющий в свете бурного роста промышленности. Остаётся, казалось бы, только радоваться, что материальные трудности постепенно удаётся преодолеть. Парадокс ситуации заключается в том, что непосредственно в сферу реального производства попадает лишь один из Паронди, устроившись на завод «Альфа-Ромео». Мало того, именно он, воспаривший над схваткой соперничающих из-за девушки братьев, сохранивший холодный ум, устоявший перед соблазнами большого города, чуть ли не прямым текстом озвучивает под занавес авторскую точку зрения: Рокко – святой, которому нет места в нашем мире, ибо его доброта так же опасна, как злоба Симоне. И то обстоятельство, что Чиро сохраняет непререкаемый авторитет в глазах Луки, чья личность ещё только формируется, должно внушать оптимизм, но… Многие, увы, справедливо отмечали, что как раз этот образ проработан недостаточно глубоко, как будто кинематографисты не рискнули взять на себя ответственность – уклонились от ответа на вопрос, станет ли персонаж в будущем сознательным, политически подкованным пролетарием или не сумеет выйти за рамки мелкобуржуазного мировоззрения?

Рокко и его братья / Rocco e i suoi fratelli / Rocco et ses frères (1960): кадр из фильма

Конечно, в заголовок неслучайно вынесено имя Рокко, поначалу вызывающего неподдельную симпатию. С Симоне-то всё понятно – и абсолютно закономерно, что слабоволие, выражающееся в неспособности побороть страсть к Наде, в сочетании со склонностью решать проблемы радикально (пуская в ход кулаки) рано или поздно доведут до беды. Младший же брат руководствуется иными, высокими, по-настоящему благородными мотивами, прощая то, чего вообще-то прощать нельзя, и без колебаний принося себя в жертву (уходя в ненавистный профессиональный бокс) ради чужого спасения. Точнее, ради иллюзии спасения… Христианская добродетель (смирение и любовь к ближнему, готовность подставить под удар другую щёку), доведённая до крайности, уже не служит добру. «Иисусик нашёлся», – с сарказмом говорили про таких в народе. Распад под напором объективных факторов традиционного (уходящего корнями в крестьянский быт, державшийся на тесных общинных, а прежде всего – родовых связях) уклада не мог произойти мирно и безболезненно. Висконти, как и другие чуткие художники, искренне старался предупредить об опасности моральной деградации людей, массово утрачивающих, отрываясь от родной земли, прежние идеалы, остающихся без внятных нравственных ориентиров. Финал, правда, не оставляет без надежды на лучшее.

.

Источник