Катерина Гордеева: «Пока возможность есть, надо работать»

баннерная реклама в интернете

В шоу «Скажи Гордеевой» Катерина предлагает гостям выбрать цвет фона. Мы попросили это сделать ее саму, а заодно узнали, в каких тонах она видит будущее российского YouTube.

В интервью Glamour, вышедшем летом 2020 года, вы сказали: «Я принципиально не завожу YouTube-канал. Нет такого объема информации, который мне хотелось бы разделить со зрителями. <…> YouTube-канал — это постоянная работа, когда ты каждую неделю должен хоть тушкой, хоть чучелком, но что-то показывать. Не хочу втискивать себя в эти рамки, но какие-то проекты, видимо, буду делать». Ваш канал «Скажи Гордеевой» появился ровно три месяца спустя. Признайтесь, часто проявляете такую непоследовательность?

Я не вижу тут непоследовательности. Не могу сказать, что, задрав штаны, бежала, но так сложились обстоятельства. Я подумала, что когда-то надо начинать. Не уверена, что интервью на YouTube — то, чем я буду заниматься всегда, хотя мне это и нравится. Я в принципе очень люблю людей. К тому же я поняла, что есть герои, с которыми никто никогда не поговорит. Или не поговорит так, чтобы про них по-настоящему было что-то понятно. И я хочу это сделать, а не думать, что у Лены Костюченко (корреспондент «Новой газеты». — Прим. ред.) или Вики Севрюковой (художник по костюмам. — Прим. ред.) никто не возьмет интервью и как это грустно. Мне казалось важным про этих людей рассказать. Я пришла на YouTube и рассказала.

Сейчас будет другая цитата. Мы попросили читательниц написать, кто для них женщина года. И одна из девушек назвала Викторию Севрюкову: «До интервью в программе Гордеевой меня невозможно было заставить купить новое белье и помаду просто из уважения к себе, а не по нужде или ради мужчины. Этого не могли сделать ни мама, ни производители». Вроде мы говорим о мелочах, но эта девушка благодаря вам изменила отношение к себе. Насколько для вас важно признание вот в такой форме?

Письмо девушки, которое вы процитировали, на мой взгляд, самое-пресамое большое признание, которое только может получить человек моей профессии. Если тебе удалось изменить чью-то жизнь в лучшую сторону, стать тем щелчком, от которого в жизни незнакомого человека произошло что-то хорошее, — это огромное счастье.

«Выбор цвета — это секундная реакция, спонтанная и очень классная. Мы помещаем героя в свои обстоятельства. Но у него хотя бы есть возможность выбора. В наше время, знаете, даже цвет выбрать — большой подвиг».

Про русский YouTube постоянно говорят, что это ужасно токсичная среда. Как нормальному человеку в ней выжить и не сойти с ума?

Слушайте, мне вообще ужасно не нравится слово «токсичный» и модные словосочетания, с ним связанные: токсичная среда, токсичный человек. Что значит «токсичная среда»? Если тебе токсично, не лезь. Люди в социальных сетях часто жалуются, что им выпадает какая-то дурацкая реклама. Не то чтоб я хотела сказать, что я такая молодец, но мне выпадает только прекрасная реклама, мне показывают всякие отдыхи и смешные приспособления для моря. Мне кажется, YouTube прекрасен тем, что у тебя есть выбор, что смотреть. Это зависит только от тебя. Только ты можешь определять: я это буду смотреть или не буду, хочу это или не хочу. И это, по-моему, прекрасно совершенно.

Я скорее про комментарии, где может­ твориться кромешный ад. Не кажется­ ли вам: ненависть, с которой люди друг на друга бросаются, — следствие раскола в обществе? И жизнь у многих такая, что больше ничего не остается, как писать­ друг про друга гадости?

Это Вам может быть интересно  Леди Гага и Брэдли Купер снова вместе. Только взгляните на их совместные фото!

Я позволяю себе, приоткрыв глаза, почитать комментарии, только если я в очень хорошей физической и психической форме. Потому что очень трепетно отношусь к словам. Мне очень больно, когда незнакомые люди пишут гадости, особенно когда они пишут гадости, чего-то не зная. Я же не могу взять каждого за руку, посадить перед собой и начать рассказывать. Это незнакомые люди, и я им очень-очень сочувствую, потому что вполне может быть, кто-то себе с утра вылил чашку чая на ногу. Им плохо, жалеть некому, и вот они пошли, написали какую-то ерунду. А что касается раскола… Понимаете, мы все очень сильно себя упростили. Вот ты или черное, или белое. Я не вижу для себя противоречия в том, чтобы, с одной стороны, у меня выходило на канале интервью с Юлией Пересильд, а с другой стороны, с Машей Алехиной. Или с Ларисой Гузеевой и с Марией Эйсмонт. Потому что это все люди одной страны. Они, каждая по-своему, ужасно интересны. И рубить их только по признаку «наш человек или не наш» странно. «Наш человек» — это человек, который живет в нашей стране. Вот и все.

Я вам рассказала, кого из ваших героинь наша­ читательница считает женщиной года. Хочется узнать, кого бы вы сами выбрали­?

У вас в номинации есть Лена Костюченко, вот ей я бы все премии отдала. Она абсолютно великая и женщина, и журналист. Люба Мульменко тоже прекрасная, и, конечно, она женщина года. А еще для меня женщина года — Юлия Навальная. Мы же знаем, что тяжелее, например, не тому, кто болеет, а тому, кто находится рядом. И осознавая, насколько сейчас тяжело Навальному, мы понимаем, что она, которая его ждет и которая понимала, как все будет, переживает это в тысячу крат сильнее. Мы даже не можем себе это представить. Конечно, она женщина года, потому что не отступится. Пойти до конца и быть в этом настолько красивой дорогого стоит.

Не знаю, можно ли говорить на эту те­му в приличном обществе, поскольку она уже набила оскомину, но как вы думаете­, что станет с YouTube в Рос­сии? До недавнего­ времени никто не верил, что его могут заблокиро­вать. Теперь же кажется, что все может быть.

Я в принципе не оптимист. Наша страна настолько непредсказуема, что человек, который возьмется предсказывать, никогда не преуспеет. «Нет, мы выкарабкаемся, YouTube выстоит» — конечно, я не буду этого говорить. Заблокируют значит заблокируют. И понятно, что никто не выйдет с плакатиками защищать. Будем жить дальше, будем делать то, что делаем, и делать по совести, стараться. Все-таки некоторые профессиональные навыки и умения обязывают тебя к тому, чтобы ты их реализовывал. Чтобы то, что тебе сверху откуда-то дано, послужило людям. Вот я примерно так представляю круговорот вещей в природе. А пока возможность есть, надо работать.

Источник