Заклятие долины змей / Klatwa doliny wezy (1988)

баннерная реклама в интернете

Полнометражный фильм.

Другие названия: «Заклятие долины змей» / «Madude oru needus» (СССР: название на эстонском языке) / «Klątwa Doliny Węży» (Польша) / «Curse of Snakes Valley» (международное англоязычное название).

СССР, Польша.

Продолжительность 99 минут.

Режиссёр Марек Пестрак.

Автор сценария Войцех Нижиньский, Марек Пестрак, Владимир Валуцкий.

Композитор Свен Грюнберг.

Операторы Рышард Ленчевский, Януш Павловский.

Жанр: приключенческий фильм, научная фантастика

Бернар Травен (Роман Вильгельми) предоставляет для изучения польскому профессору Яну Тарнасу (Кшиштоф Кольбергер), крупнейшему специалисту по забытой храмовой культуре Кхурумванит, уникальный манускрипт. В свитке, как вскоре выясняется, спрятана карта, указывающая местонахождение Долины Тысячи Змей, где хранится оружие, обладатель которого станет повелителем мира. Травен убеждает учёного отправиться в экспедицию, где им неожиданно составляет компанию Кристин Жобер (Ева Салацкая), хваткая журналистка газеты .

Также в ролях: Игорь Пшегродзкий (Бричер), Леон Немчик (человек в черных очках), Зыгмунт Белявский (Морино), Сергей Десницкий (Андрей Бутурлин), Микк Микивер (директор), Тыну Саар (Саар), Збигнев Лесьен (Нуаре).

Заклятие долины змей / Klatwa doliny wezy (1988): кадр из фильма

С момента своей предыдущей совместной с Советским Союзом (точнее, с «Таллинфильмом») постановки Марек Пестрак успел снять сугубо польский мистический фильм ужасов1. Полученный опыт, конечно, не мог не пригодиться (ещё до появления продолжения исторического хоррора об оборотнях, вышедшего в 1990-м году) при изложении истории подозрительного парижского антиквара – майора в отставке, на которого в картотеке местных специальных органов заведено увесистое личное дело. На протяжении путешествия, предпринятого Травеном и Тарнасом, их на каждом углу будут подстерегать опасности (от ядовитых змей до вооружённых людей, следующих по пятам с неясными целями), причём ощущение нарастающей тревоги неплохо передаёт музыка известного эстонского композитора Свена Грюнберга. Но если в «Дознании пилота Пиркса» /1979/, более раннем плоде сотрудничества деятелей «важнейшего из искусств» из братских стран, сочетание западной и восточноевропейской традиций научной фантастики казалось на редкость продуманным, а потому – удачным, то «Заклятие долины змей»…

Это Вам может быть интересно  Зверопой / Sing (2016)

Заклятие долины змей / Klatwa doliny wezy (1988): кадр из фильма

Не очень хочется сдерживаться! Картина – подлинный кинематографический мутант. Так называемый «критический» пафос по существу оборачивается набором избитых штампов: выясняется, что Травен украл реликвию, замарав руки в крови монахов, во время прохождения в 1945-м службы в Индокитае, что в дело вовлечена могущественная разведка капстраны и т.п. Хуже того, его, этого самого пафоса, наличие странно сочетается с неприкрытыми заимствованиями подражательного характера из знаменитых спилберговских приключенческо-фантазийных лент об Индиане Джонсе. Редким светлым моментом на пути искателей потерянного манускрипта, преодолевающих сложные ситуации, становится встреча с благородным и дружески настроенным советским учёным, давним товарищем Тарнаса. А он сам, как водится, становится жертвой лицемерного и ушлого компаньона из-за «железного занавеса», для которого тяга к наживе и неограниченной личной власти превыше элементарных нравственных норм.

Заклятие долины змей / Klatwa doliny wezy (1988): кадр из фильма

Впрочем, это ещё цветочки! Совершенно никуда не годится финал с превращением главного злодея в… отвратительного инопланетянина. Дело не в самом по себе сюжетном повороте, придуманном Пестраком вместе с кинодраматургами Войцехом Нижиньским и Владимиром Валуцким. Ведь и у Стивена Спилберга развязка, помнится, поразила причудливостью – и откровенно псевдонаучным характером. Несопоставимый уровень комбинированных съёмок2 и грима низводит опус до уровня голливудских поделок класса «» – чего-то типа «Лазерного взрыва» /1978/ Майкла Рэя. Хочется верить, что исключительно дефицит (пусть постепенно компенсировавшийся) кинозрелищ – не поголовное отсутствие хорошего вкуса у зрителей – позволил картине хорошо пройти в отечественном прокате, с результатом 32,3 миллиона зрителей заняв седьмое место в сезоне. Гораздо сложнее объяснить, почему фильм не был предан забвению – и вроде бы не без успеха демонстрировался позднее по телевидению.

.

Источник