Враг государства №1 / L’instinct de mort (2008)

баннерная реклама в интернете

Полнометражный фильм (номинация на «Сезар»).

Другие названия: «Инстинкт смерти» (вариант перевода названия), «Месрин: Инстинкт смерти» / «Mesrine: L’instinct de mort» (Канада), «Месрин: Инстинкт убийцы» / «Mesrine: Killer Instinct» (Канада), «Враг общества №1 – инстинкт смерти» / «Nemico pubblico n. 1 – L’istinto di morte» (Италия), «Месрин: Инстинкт убийцы» / «Mesrine: Killer Instinct», «Месрин, часть 1: Инстинкт убийцы» / «Mesrine Part 1: Killer Instinct» (международные англоязычные названия).

Франция, Канада, Италия.

Продолжительность 113 минут.

Режиссёр Жан-Франсуа Рише (премия «Сезар»).

Авторы сценария Абдель Рауф Дафри по книге Жака Месрина, авторы адаптации Абдель Рауф Дафри и Жан-Франсуа Рише (номинация на «Сезар»).

Композиторы Марко Бельтрами, Маркус Трумпп (номинация на «Сезар»).

Оператор Робрет Гантц (номинация на «Сезар»).

Также премию «Сезар» получили: Жан Минондо, Жерар Арди, Александр Видмер, Лоис Приан, Франсуа Груо, Эрве Бюретт (звук).

Также на «Сезар» номинировались: Эрве Шнайд (монтаж), Эмиль Жиго (художник-постановщик), Виржини Монтель (художник по костюмам).

Жанр: фильм действия, биографический фильм, криминальный фильм, драма, триллер

Жак Месрин (Венсан Кассель, премии «Сезар» и «Золотой глобус») демобилизуется из армии, вернувшись домой из охваченного войной Алжира. К огорчению родителей (Мишель Дюшоссуа и Мириам Буайе), Жак не желает трудиться на низкооплачиваемой работе, и Месрин просит друга детства взять его в долю в криминальных делах. Наставником перспективного новичка становится известный уголовный авторитет Гидо (Жерар Депардье).

Также в ролях: Сесиль де Франс (Жанн Шнайдер), Жиль Лелуш (Пол), Рой Дюпюи (Жан-Пол Мерье), Елена Анайя (София), Флоранс Томассен (Сара), Абделхафид Металси (Ахмед), Людивин Санье (Сильвия).

Враг государства №1 / L’instinct de mort (2008): кадр из фильма

Авторы предпослали очень точный эпиграф к своему произведению: «Все фильмы являются частично вымышленными. Ни один фильм не в состоянии в точности воспроизвести всю сложность человеческой жизни. У каждого своя точка зрения». Это не просто попытка заранее обелить себя: ведь сценарист Абдель Рауф Дафри взял за основу одноимённый1 автобиографический роман самого Жака Месрина, застреленного полицейскими в Париже 2-го ноября 1979-го года. У того, кто прочитает такую фразу, не должно возникнуть желания поставить под сомнение правомерность изображения преступника, откровенно упивающегося собственной жестокостью и вовсе не номинально являющегося опасным врагом общества и государства, – всё-таки не в однозначно негативном ключе. Даже Венсан Кассель, нередко приглашаемый на роли откровенных подонков, находящихся не в ладах с законом, обнаруживает недюжинное обаяние!.. Казалось бы, Жан-Франсуа Рише, успевший отметиться за океаном (правда, «Нападение на 13-й полицейский участок» /2005/ было принято относительно прохладно), подражает именно голливудскому обыкновению романтизировать и героизировать образы гангстеров. Вариант названия, выбранный для зарубежного проката, не случайно намекает на классическую ленту Уильяма Уэллмана – того периода, когда «фабрика грёз» воспела первых героев «сухого закона». А в заголовке статьи одной из североамериканских газет налётчики-французы представлены «Бонни Шнайдер и Клайдом Месрином». Но ведь и Артур Пенн, честно воссоздавший кровавый путь легендарной парочки банковских грабителей, сознательно отошёл от их биографий, приукрасив отдельные общеизвестные факты. Я уже не говорю про то, что работу Рише, получившего в распоряжение огромные средства (бюджет дилогии оценивается в €40-45 млн.), отличают динамизм, жёсткость и суровость трактовки характеров.

Это Вам может быть интересно  Шестое чувство / The Sixth Sense (1999)

Враг государства №1 / L’instinct de mort (2008): кадр из фильма

И всё-таки это ощущение обманчиво. «Враг государства» целиком и полностью укладывается в традицию «поляров», лучшие из которых запоминались не только элегантностью, мощной детективной интригой, харизматичностью основных действующих лиц. Отличительной особенностью французских жанровых образчиков являлась практически обязательная философская насыщенность действия – стремление режиссёров раскрыть механизм функционирования общества, осмыслить причины, толкающие людей на отчаянные шаги, наконец, передать глубину переживаний человека, существующего «на последнем дыхании» и не видящего выхода из «красного круга». Поступки Месрина были, в сущности, предопределены обидой на отца-коллаборациониста, травмирующим опытом Алжира, бесперспективностью «судьбы солдата во Франции»… Но это всё же не снимает персональной ответственности с Жака, окунающегося с головой в развесёлую и яркую жизнь, с готовностью откликаясь на зов необоримого инстинкта смерти. Финал первой части вроде бы обнадёживает, даруя Номеру Один, в отличие от подельников, отсрочку неотвратимого исхода.

.

Источник