Догма / Dogma (1999)

баннерная реклама в интернете

Полнометражный фильм.

Другие названия: «Бог» / «God» (рабочее название), «Медвежий коготь» / «Bearclaw» (фальшивое рабочее название).

США.

Продолжительность 130 минут.

Режиссёр Кевин Смит.

Автор сценария Кевин Смит.

Композитор Говард Шор.

Оператор Роберт Д. Йоумен.

Жанр: приключенческий фильм, комедия, драма, кинофантазия

В надежде поднять престиж католицизма кардинал Игнатий Глик (Джордж Карлин) объявляет о беспрецедентной акции — об отпущении грехов всем, кто пройдёт через арку церкви. Этим спешат воспользоваться два падших ангела, Бартлби (Бен Аффлек) и Локи (Мэтт Дэймон), нашедшие возможность таким образом — вернуться в рай. Предотвратить вселенскую катастрофу предстоит Бетани Слоун (Линда Фиорентино), которой Метатрон (Алан Рикман), глас Божий, сообщает, что она является последней кровной родственницей Иисуса Христа.

Также в ролях: Сальма Хайек (Серендипити, муза), Джейсон Ли (Азраэль), Джейсон Мьюз (Джей), Кевин Смит (Молчаливый Боб), Крис Рок (Руфус), Бад Корт (Джон Доу из Джерси / Бог), Бетти Аберлин (монахиня), Джефф Андерсон (продавец оружия), Брайан О’Хэллоран (репортёр Грант Хикс), Джанин Гарофало (Лиз), Аланис Мориссетт (Бог).

Догма / Dogma (1999): кадр из фильма

Действию предшествует предуведомление1, содержащее призыв воздержаться от выражения неодобрения создателям этой «фантастической комедии, не претендующей ни на что серьёзное», и напоминание, что право судить принадлежит Богу и одному только Богу, у которого всё в порядке с чувством юмора (достаточно вспомнить утконоса!). Тем не менее фильм спровоцировал бурную реакцию представителей духовенства и верующих граждан, устроивших громкие акции протеста. Активисты Римско-католической церкви, в первую очередь – члены Католической Лиги, организовали массовые пикеты неподалёку от кинотеатров, где демонстрировалась «Догма», чем, к слову, не преминул воспользоваться Кевин Смит, примкнувший к возмущённой толпе под чужим именем и даже… давший интервью находившемуся там репортёру. Не предотвратила попытка заранее обелить себя и кампанию, развёрнутую в клерикальной прессе против кинематографиста, моментально причисленного к воинствующим богохульникам. А между тем действительно: стоило ли?.. Дело даже не в том, что в условиях капитализма, особенно – капитализма рубежа XIX-XX веков, подобного рода скандал желателен, поскольку способствует дополнительному привлечению внимания, и в итоге кассовые сборы в национальном прокате в три с лишним раза ($31,4 млн. против $10 млн.) перекрыли производственные затраты. Глумлением и смелыми шутками, в том числе двусмысленными, намерения режиссёра-сценариста не исчерпываются, а человека, как известно, проще заклеймить, чем парировать его критические и сатирические выпады.

Догма / Dogma (1999): кадр из фильма

Смит написал набросок «кинопустячка» в первой половине 1990-х, ещё до чрезвычайно успешного полнометражного дебюта, однако от затеи пришлось на время отказаться из-за отсутствия средств на специальные эффекты, без которых экранные чудеса не выглядели бы захватывающе. Позднее он предлагал осуществить постановку коллегам, например, Роберту Родригесу, который, высоко оценив сценарий (интересно, какую из версий?), всё же посоветовал Кевину лично реализовать замысел, отрядив свою музу Сальму Хайек, естественно, на роль музы. Словом, без усилий и напряжённых творческих исканий не обошлось. Но ещё важнее, что лента, вопреки первому впечатлению, не воспринимается произведением законченного циника и мизантропа, который ради красного словца, мол, не пожалеет и Бога-отца. Если «Клерки» /1994/ (правильнее – «Продавцы.») воспринимались ироническим гимном во славу , то «Догма» претендует на место Библии того поколения, к которому принадлежит и сам автор. Библии своеобразной, очень и очень своеобразной – предлагающей не «обновление» религии с учётом колоссального опыта рекламно-пропагандистских кампаний, накопленного Западом за последнее столетие, а радикально иной подход: опору на идеи, заведомо не вечные, гибкие, чуткие к переменам, эволюционирующие, – вместо окостеневших догм.

Это Вам может быть интересно  Бесславные ублюдки / Inglourious Basterds (2009)

Догма / Dogma (1999): кадр из фильма

Говоря от лица сверстников, режиссёр заявляет о категорическом неприятии моральных принципов капитализма в его глобалистском, неоколониалистском варианте. Если «умница Уилл» с приятелем Чакки откровенно издевались над потенциальными работодателями Хантинга (от высокопоставленных сотрудников транснациональных корпораций до представителей спецслужб), то Локи и Бартлби в исполнении тех же самых Мэтта Дэймона и Бена Аффлека идут дальше, обрушивая кару небесную на головы топ-менеджеров крупной компании. Сотворение кумира (золотого тельца на современный лад) – ещё не самый страшный грех у этих джентльменов, прячущих постыдные «скелеты в шкафу»!.. Церковь же, и прежде поступавшая небезупречно (Руфус бросает выразительный насмешливый взгляд в ответ на фразу Бетани о том, что Ватикану незачем скрывать правду об Иисусе), рискует сдать последний рубеж, подчинившись законам шоу-бизнеса. В обличии кардинала Глика не случайно предстал Джордж Карлин, легендарный эстрадный острослов, с готовностью демонстрирующий, что будет, если на потребу публике, уставшей от мрачного Распятья, предложить светлый, жизнеутверждающий образ «Приятеля Христа», а прощение грехов пообещать всем подряд. Кевин Смит, конечно, вряд ли претендовал на лавры Фёдора Михайловича Достоевского, который, поведав устами Ивана Карамазова притчу о Великом инквизиторе, уличал католицизм (и православие?) в желании взять на вооружение манипулятивные технологии. Но и не воспринимается заурядным постмодернистом, вдруг возжелавшим в дополнение к привычным кинематографическим цитатам (от «Звёздных войн» /1977/ и «Пианино» /1993/ до комедий Джона Хьюза, поминаемых недобрым словом и Джеем, и Серендипити) язвительно пройтись по Священному Писанию. За напускным весельем и захватывающей интригой (как-никак на кону – мироздание) чувствуется стремление авторов выйти за рамки «массовой» культуры, составив хотя бы отдалённое представление о подлинном наследии человечества. В непростой, запутанный период  (канун Миллениума!), возможно, ещё труднее найти высокий смысл существования – и кто-то подобно Бартлби, уверовавшему, что в Висконсине хуже, чем в аду, способен сорваться, взбунтовавшись против Господа и учинив бойню. В рассуждениях о Боге, озвучиваемых героями под занавес, больше искреннего уважения к Творцу и Вседержителю, нежели в иных идеологически выдержанных проповедях людей, объявивших себя Его наместниками на Земле.

.

Источник